Tags: ВИРШИ

СТИХ 6. ПОЭМА ПО ПАМЯТИ

С.С.

Всех убитых тобой я запомню в лицо,
чтоб состряпать потом бесконфликтный сюжет,
где я мог бы стать другом, чтоб слыть подлецом
и сдирать имена с охламевших манжет.

Сумасшедшие феи в дремучем лесу
притаились и ждут очарованных нас.
Два на два не пришлось? Так хотя б - раз на раз!
Этот путь в Никуда объясни колесу.

Запыленный шофер безразличен, как Бог,
его выдох бесцветен. Бесцветен и вдох.
Его пальцы скитальчески в посох руля

впрессовались. Выходит, не мне одному
непонятно, что ждем мы, гуляя по дну
гамбургЕрского счета. От счета с нуля.

* * *

СТИХ 5. НЕОКОНЧЕННЫЙ

Едут-едут мальчики
на речном трамвайчике,
едут-едут зайчиками
на простор.

А кругом Москва-река:
широка и глубока.
Как бы не намял бока
контролер.

Жизнь моя бедовая,
юность бестолковая,
светит солнце новое:
красота!

Надевай рубашечку,
никого не спрашивай,
жизнь свою раскрашивай
во все цвета.

Намотай себе на ус
Зинаиду Гиппиус
и пропой Гаудеамус
мимо нот.

Твой филологический
чувственно-магический.
Мелодраматический
водоворот.

Парточки да коечки,
Танечки да Олечки,
повзрослело сколечко
вас к утру?

Глазки в новой истине,
губки в сладкой мистике,
лапидарный этикет:
"Врешь?" - "Не вру!"

СТИХ 4. ВЕЛИКАЯ КИТАЙСКАЯ СТЕНА.

Вот она... Камень на камне оставлен... Светает...
Чуткое утро тревожит щербинок комплект.
Кто-то сказал про тебя, что твой адрес в Китае,
будто не знаю я свой неудачный проект.

Будто не я, прокурив за планшетом все ночи,
высчитал, сколько строительных фабрик запрячь,
сколько нанять поваров для поденных рабочих,
сколько гробов приготовить для фаз неудач.

Помню, как ты, осторожно проснувшись, спросила:
"Правда ли то, что во сне мы не делаем зла?"
"Зла? Может быть. Впрочем, это бессильная сила.
Сила - в стене. Все затем, чтоб ты крепче спала!"

"Глупый", - как семя в его возжелавшую пашню,
слово легло, дернув стрункой в моем кадыке.
"Лучше сначала разрушь Вавилонскую башню,
чтоб поболтать о любви на одном языке!"

СТИХ 3. КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Набор высокосветских рифм...
Попасть бы в ритм
строки случайной
и - невзначай - поведать тайну,
о тайне не заговорив.

Разбавить бы вино водой,
чтоб не почувствовать букета,
и спеть под муторное это
о том, как хорошо с тобой.

Но кто-то смотрит исподволь
и шепчет: "Как насчет молитвы?"
И безопасен, словно бритва,
мой взгляд вдоль неба.
Бога вдоль.

Там все изменчиво слегка
под мелким огоньком лампадки.
И на заслуженной тетрадке
я вновь валяю дурака!

СТИХ 2. КОЛЫБЕЛЬНАЯ

I
Коротка собачья ночь, и тревожны ее сны.
В амбразурку из ресниц смотрит око: болен я.
Чем помочь мне? Разве вот трав целительных лесных
взять в клыки и принести? ...Но ночная колея
цепко держит песий хвост. И, вздыхая обо мне,
отправляется она в свой недолгий кокер-рай.
II
Смерть посмотрит и уйдет. Оградит меня во сне
от косы ее кривой твой невысказанный лай.

СТИХ 1. КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Полиция нравов сегодня меня арестует за то, что я спал
и видел во сне,
              как оболганный снег
                          целовал ноги людям.
Меня приведут к слепому судье и, поставив декодер на PAL,
он сделает метку в тяжелом блокноте своих словоблудий.

И толстый колдун будет биться в экстазе над формулой суперсмертей,
а пьяный священнослужитель уляжется под аналоем.
Но мне будет жалко жалеть непришедших незванных гостей,
ведь грешную кровь не отмыть даже самой святою водою.

Отказ от традиций - тоже традиция. Но этот сюжет - не для книг.
Знак равенства в этой игре - просто символ тотальной ничьей,
и плюс, как зачеркнутый минус, смешает все ноты на крик...

   ...ах, если есть в мире хоть капля покоя, спокойных тебе ночей!