Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

ЖЕЛЕЗНОЕ ДВОЕВЛАСТИЕ - 2

Илецкий железнодорожный участок «Станция Илецк-1» расположен на территории России, но как объект хозяйствования юридически принадлежит Казахстану. Работникам этого предприятия уже несколько лет удается успешно трудиться и жить по законам сотрудничества и дружбы. В продолжение темы железного двоевластия о проблемах, перспективах и простых ежедневных заботах рассказал директор филиала АО "Национальная компания "Казакстан Темiр-Жолы" – "Илецкий железнодорожный участок" Умирхан Мырзабаевич СУЛТАНГЕРЕЕВ.

Умирхан Мырзабаевич, как Вы оцениваете отношения между Россией и Казахстаном? Чему научили нас эти годы жизни порознь?
– Когда Бог расселял народы по земле, то сделал нас соседями. Получается, что мы соседей не выбираем. Мы вольны установить способ общения и взаимодействия с ними. Все-таки дружно, помогая друг другу, делать общее дело легче. Глупо иногда делить неделимое. Например, как можно разделить железнодорожную колею длиной в 1 520 километров? Ведь географически расположена она отрывками, то есть въезжаем из России в Казахстан, потом опять оказываемся в России, а через несколько километров еще раз попадаем в Казахстан. Наверное, когда в 1998 году подписывались межправительственные соглашения, то исходили из общих интересов. Наш участок работает в основном в сторону средней Азии и Казахстана. Так что решения о том, чтобы Илекский железнодорожный участок принадлежал Республике Казахстан очень дальновидное.
Понятно, что без повседневных хлопот не обходится ни одно дело, и какие-то сложности возникали и возникать будут всегда, но главное, что они решаемы в обычном рабочем порядке. Скажем, рабочие отношения мы оформляем и регулируем по трудовому законодательству Казахстана, а социальные вопросы решаем по законам Российской Федерации. И иногда сталкиваемся с противоречиями. Большинство наших работников – граждане РФ, и только 12 человек – Казахстана. Приведу такой пример: в Казахстане увольняемому работнику, положены компенсационные выплаты за один месяц, а в России – за два. В таких случаях, даже если спор выходит за рамки предприятия, то есть суд, который разрешает все эти вопросы, и ничего страшного в этом нет. Все вопросы регулируются, поэтому их и проблемами назвать невозможно.
Хочется отметить, что с началом работы Таможенного союза многое решать стало проще. Еще несколько лет назад сложно было завозить на предприятие материалы и технику из других республик. Это было связано и с деньгами, и с различными разрешениями. Сегодня же хочешь, – купи материалы в Казахстане, хочешь – в России или Белоруссии.

Как легко Вы находите общий язык с административными органами, с органами исполнительной власти?
– В принципе его и искать не нужно. Просто записываюсь на прием, излагаю суть проблемы или вопроса, и все. Наша организация – это более 900 трудящихся, значит, мы довольно крупный работодатель. А если посчитать еще 655 пенсионеров, о которых мы заботимся, то понятно, что в диалоге заинтересованы обе стороны.
С местной администрацией мы работаем рука об руку, иначе и быть не может, потому что есть здания, земля, находящиеся в собственности Оренбургской области, а мы выступаем только как балансодержатели или арендаторы. Недавно нами получена доверенность для перевода некоторых пассивов в активы – в собственность Казахстана, так легче двигаться вперед, модернизировать, реконструировать предприятие. И отрадно, что со стороны работников городской администрации никаких препятствий нет. Предприятию – зеленая дорога, и люди довольны.

– В таком случае, с чем к Вам обращается администрация Соль-Илецка?
– В основном это вопросы социального характера: по прилегающим территориям, которые за нами закреплены и которые нами содержатся, облагораживаются, вопросы помощи пожилым людям.
Мы стараемся заботиться не только о пенсионерах, некогда работавших на нашем предприятии, но и присоединяем к себе тех, кто работал на железной дороге любой страны СНГ: оказываем им материальную помощь, меняем окна, двери, оплачиваем дорогостоящие медицинские препараты, приглашаем на торжественные и праздничные мероприятия. В прошлом году материальной помощи было оказано 23 пенсионерам на сумму более 80 тысяч рублей.
Да и сегодня наши представители ходили на юбилейную дату – 90-летний юбилей работницы-ветерана со стажем в 46 лет. У нас есть свой совет ветеранов, профсоюзы, и сбрасывать с себя социальные вопросы мы не просто не планируем, а считаем непорядочным.
Случаются и курьезные случаи. Например, наши ветераны недовольны переходом на работу с банковскими картами. Нам хотелось облегчить им жизнь, чтобы они не ходили, не обивали пороги, а получали деньги быстро и тогда, когда им удобно. Но оказалось, что им нравилось приходить на родное предприятие, встречаться с бывшими коллегами.
Есть и глобальные проблемы. Сейчас очень актуален вопрос строительства в новом жилом микрорайоне «Северный» (или как его прозвали в народе «Новый элеватор»), пешеходного моста через железнодорожные пути. Получилось, некоторые жилые дома стоят на одной стороне, а в школу или детский сад людям приходится идти по опасному участку. Раньше строительство этого моста было запланировано вместе с введением таможенного терминала. Но Таможенный союз открыл границы между нашими странами, и проект заморозили.
Этот мост – наша общая большая проблема. Отмена границ, наличие или отсутствие пограничников и таможенников, любая другая причина, не должны сказываться на безопасности людей. Неплохо бы отправить на место совместную делегацию – постояли бы часа два, посмотрели бы, как маленькие дети пересекают пути. Так что строить необходимо, и конечно, мы постоянно напоминаем, сигнализируем об опасном участке.

– Скорее всего, грузопоток будет увеличиваться, а значит, Соль-Илецк превратится в большую узловую станцию. Вы считаете, что такие возможности есть, и все к этому готово?
– Пока грузопоток мы удовлетворяем. Бывают определенные дни или часы, когда получается некая гонка. Но это тоже решаемо. Если грузопоток увеличится, мы имеем все возможности для расширения, можно работать в сторону увеличения и открытия разъездов.
Сегодня план погрузки выполняется на 101-102 %. А вот транзита через нас идет мало. Мы надеемся на увеличение грузопотока из Китая. Пока могу отметить рост контейнерных перевозок. Нам даже удалось сократить время отстоя, осмотров и обслуживания составов с 7 до 4 часов. Планируем обеспечение условий для прохождения поездом тысячи километров в сутки. На сегодняшний день поезда проходят только 860 км. Приходится рассчитывать, где увеличить ход, а где сократить время отстоя. В условиях рыночной экономики железные дороги должны быть конкурентоспособны. И если мы увеличиваем ход поезда, то тем самым сокращаем сроки доставки грузов. А это уже реальная экономия и экономика, да еще не одной страны. Разве кто-то из тех, кого мы обслуживаем, откажется получать свой товар, технику, скажем, дней на 15 раньше? А пути под эти скорости готовы.
Кстати, АО «КТЖ» занимается не только перевозкой людей и грузов, но и выпускает тепловозы, электровозы. И в этой области предприятием за четыре года сделан огромный рывок – объем выпущенной продукции поднялся с 10 миллиардов тенге до 466 миллиардов. Вообще железные дороги – основной двигатель развития экономики. Ведь они связывают все и всех: шахтеров, машиностроителей, металлургов. И  переоценить их значение просто невозможно.

– Недавно из Актобе в Астану пустили скоростной поезд. Не планируется что-то подобное и в нашу сторону?
– Планируется такой поезд в Уральск, но на 2017 год, и он будет проходить через наш участок. Пути под эти скорости и темпы готовы. Однако железная дорога сегодня практически не охватывает туристов, которые пока предпочитают автомобильный транспорт. На конференциях по туризму об этой проблеме говорят часто. И это правильно. Надо активизировать железнодорожный турпоток из Казахстана в Соль-Илецк и сделать это так, чтобы люди не стояли часами на границах. Например, есть еще одна хорошая перспектива – пуск рельсовых автобусов. Так что возможностей и планов у нас много, и все они будут работать на благо людей наших государств.

2014

КОНЕЦ ПАРОВОЗОВ

Волею случая довелось мне недавно погрузиться в один из новостных сюжетов "мейд ин ГТРК".
Помимо стилистических ошибок и преднамеренного искажения фактов - масса иных оплошностей, таких, как, например, неправильное произнесение фамилий интервьюируемых персонажей.

 Это - "рыковское" телевидение, копирайт которого давно и, увы, беспощадно растиражирован всеми остальными оренбургскими СМИ. "Эвакуация автомобилей признана незаконной", - например, вопит, словно опИсавшись (каламбурчик!) одно из них, вбухав в заголовок как тоннну лжи, так и тонну непрофессионализма.

Это "рыковское телевидение", которое свято верит, что оно управляет миром, вместо того, чтобы объяснять его. Немудрено поэтому, что журналистом нынче быть небожительно, а причислять себя к этому цеху может любой водохлеб.

Без зазрения.

Так что, неважно почему и за сколько. Важно, что теперь у нашего телевизора появился шанс. И если орская девочка (которой, понятно, что будут помогать всякие серьезные и далеко не мальчики) сумеет хотя бы просто вывести ржавый от стояния в запасном отстойнике состав нашего ГТРК на магистральный путь, честь ей и хвала.

В конце концов, эволюция это не бесконечное усовершенствование паровоза. Это полный отказ от устаревшей модели передвижения.

Этим же соображением, видимо, руководствовался и Добродеев, выбирая из шести концепт-каров самый концептуальный.

АЛЛО, МЫ ИЩЕМ ЛОХОВ

Наслаждаясь видом орских трамваев, мы с Буськой прикидывали, сколько местных шопельеров приедут на наш с Виталим Степаненко семинар. Честно говоря, орские магазины нас не особенно вдохновили, но не дать шанса родине "Стратега-2015" мы просто не имели права.

И вдруг, в самый разгар нашего очередного глубокого разочарования от очередного бестолкового магазина, у меня зазвонил телефон.
-Алло, - сказали мне в телефоне женским голосом. - А могу ли я услышать Виталия Степаненко?
- Кто это? - начал прививать я своей собеседнице хорошие манеры.
-Это информационный центр.- гордо мурлыкнула трубка. И началось...


Оказывается, в этот информационный центр с утра до вечера звонят какие-то "потребители". "Потребители" задают вопросы относительно того, кто такой Виталий Степаненко, что за семинар он проводит и как с ним связаться. Орские пейзажи, нереальные в своей вневременности и галлюцогенности, как нельзя лучше подходили к трансу иформационного центра, словившего глюк о "потребителях", которым больше и делать нечего, кроме как интересоваться нашим с Буськой проектом. Но главное  даже не это. Главное то, что за какие-то 2000 рублей в этом инфорнаркоцентре готовы с этими глюками общаться и даже рассказывать им все хоть про Виталия Степаненко, хоть про Мать Терезу, хоть про то, куда слили Гошку Лазарова из его смешной газетки.


"Интересно, - еще подумал я, - сколько там доз глюконата можно купить на эти пару штук?" И еще я немножко порадовался за информационный центр. Приди к ним, скажем, курочка Ряба, кого бы они решили развести на бабки по этому приходу? Птицефабрику?  


Я редко ругаюсь по телефону. Но тут пришлось. Смысл сказанного мною можно свести к одной нехитрой мысли. "Нельзя строить свой бизнес на обмане". Иначе информационный центр ничем не будет отличаться от тех удальцов, что сшибают деньги с бабушек, звоня им по ночам на мобильный и рассказывая всякие ужасы про их родных.


...Вас это тоже касается!