Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

ОГУРЕЧНАЯ ПРОБЛЕМА

Оказавшись на окраине Оренбурга - в строящемся поселке Карачи, - мы были приятно удивлены: продавец овощной палатки орса "Оренбурггазпром" т. Федорова предлагала покупателям свежие, зеленые огурчики. Удивлены потому, что, объехав весь областной центр, нигде подобного не встретили.

Рассказав, как построена торговля овощами в объединении, о трудностях, связанных с расбросанностью объектов (одних только буровых в степи - девятнадцать), заместитель начальника орса Василий Петрович Бабнищев предложил нам проехать в соседний поселок - Южный. Там недавно открылся новый магазин самообслуживания "Овощи-фрукты".

Здесь, возле горок с сушеными морковью и яблоками, стоял завмаг т. Ягудин и начальник орготдела горплодоовощторга т. Нечаева. Вскоре на горках появились и пакеты с огурцами. Зав. секцией предложила отведать продукцию. Тов. Нечаева попробовала и... скривилась.

- Да, перестарались на засолочной базе, пересолили, - сделала она заключение. Но тут же поспешила поправиться:
- Зато так они будут крепче. Главное - товарный вид хороший!
- Лучше бы летом свеженьких к салату, - заметили потребители.
- Свежий огурец весь идет на засол, - последовал ответ.

На прилавках магазина № 1/26, что на улице им. 9 Января, - подсохшая капуста и преющий укроп.

- Не берут? - спрашиваем у продавца.
- Были огурцы - брали, не стало их - и укроп не идет...

Укропом забиты буквально все торговые точки. Им (одним) торгуют на улице Ленинской у здания облпотребсоюза. В магазине горплодоовощторга № 2 (на Центральном колхозном рынке) укроп валяется под прилавком прямо на цементном полу.

В палатке от овощного магазина № 36 (на улице Советской) продавец сидит, подперев руками подбородок. Здесь предлагают огурцы такой величины и желтизны, что покупатели шарахаются от них.

- Неделю или две лежат на прилавке, вот и пожелтели, - поясняет продавщица.
- Это остатки былого. В июле были дни, когда приходилось отказываться от огурцов, - добавляет зав. секцией  магазина т. Грошева, - просишь триста килограммов, а везут машину. Словом, хлебнули тогда с ними горя...

А сейчас в горплодоовощторге - зимние заботы.

- Опасаемся, что не выполнят план засола, - говорит директор торга т. Гендель
А все дело в неповоротливости, неоперативности торговых работников. Нынешнее лето сложилось так, что июль для огурцов стал высокоурожайным. Совхозы предлагали их много. В магазинах создалась затоваренность. Вот бы и использовать благоприятное время для массового засола огурца. Так нет, спохватились, когда уже было поздно.

В июле нынешнего года совхоз "Овощевод" согласно утвержденному графику должен был поставить в торговую сеть горплодоовощторга 1500 центнеров огурцов, а выдал 1859. В первой декаде августа горплодоовощторг дал совхозу заявок на поставку 2960 центнеров огурцов, а получил 2783.

- Вот видите, - заключает директор горплодоовощторга т. Гендель, - наши заявки стали не обеспечиваться, поэтому-то мы и переключились на засолку.
На это заместитель директора совхоза т. Чеховских резонно парирует:
- Да, немного не дотянули. Но посмотрите, реальны ли заявки. 11 августа, например, горплодоовощторг потребовал от нас 600 центнеров огурцов. А, подписывая договор, просил всего 200 в день.

Выходит, дело в том, что совхоз не обеспечивает заявки, а в явно заниженных планах поставки их в торговую сеть. Требуй торг сразу больше, совхоз нашел бы дополнительные резервы.

К огурцам и помидорам, как известно, требуются еще и специи. Но, кроме укропа, о котором уже шла речь выше, в магазинах ничего другого не найти.

Безынициативность, самоуспокоенность торговых работников - вот основные причины того, что на прилавках на бывает и свекла (варить борщ из одной капусты и картофеля?) и многих других необходимых овощей.

Хочется сказать еще об одном немаловажном факте. Члены рейдовой бригады выяснили, чем торгуют в горплодоовощторге. И оказалось, что имеется в избытке капуста, укроп, но другого не найти.

И уж совершенно непонятно, почему мирятся с таким непонятным положением в торговле овощами работники райсоветов Оренбурга. Неужели нельзя было им вмешаться и поставить вопрос перед вышестоящими органами вопрос с тем, чтобы договор о наращивании и поставках продукции совхозами более точно отражал потребности.

В рейде приняли участие М. БЕЛЬКЕВИЧ, А. ФАЛИН, Г. МОРОЗ
"ЮУ", 19.08.1973

КАЗАХСТАН ЖИВЕТ В КАЖДОМ КАЗАХЕ

Мало где достигнуты столь поразительные успехи в создании единой и сплочённой нации, сотканной из многочисленнейших этнических групп, каковые мы видим на территориях России и Казахстана. Известный оренбургский ученый А. Мишучков отмечает, что «национальные культуры России и Казахстана обрели новое культурное качество – евразийское культурное единство, цивилизационный симбиоз культурных влияний Запада и Востока, единую евразийскую историческую судьбу и логику развития».
О том, как на практике осуществляется этот симбиоз проще всего рассказать через историю семьи одного человека. Рассказчиком стала этническая казашка, рожденная в России, - доктор-хирург оренбургской больницы имени Пирогова Айжан Баллеисова. Частная история ее семьи как в капле воды отражает историю развития нового наднационального единства и идентичности – идентичности евразийского человека. В этой истории много горьких потрясений и великих достижений человеческого духа. Эта история чем-то похожа на историю, который каждый из нас мог бы рассказать о себе. Тем она и ценна.


МОЙ ДЕДУШКА
Мой прадедушка по папиной линии родом из Гурьева (Атырау ныне). Его семья издавна жила прямо на берегу Каспия, промышляла промыслом ашатры (осетрины), так что достаток в доме был.
Этот достаток в 30-е годы и оказался причиной великого переселения некогда единой и дружной семьи. Мои предки попали под кампанию раскулачивания и однажды, получив несколько минут на сборы, были насильно вывезены за пределы родного города пятеро сыновей и дочь – все дети моего прадеда. А поехали они в Оренбург, где осели, ассимилировались и стали строить новую жизнь. Благо, никакого развития история с раскулачиванием не получила, и моих предков не трогали ни НКВД, ни другие уполномоченные структуры. В итоге каждый из них прожил более 90 лет, а сестра и вовсе пережила столетний рубеж, уйдя из жизни на 109-м году.
Всех пятерых братьев призвали на фронт. Из них один пропал без вести, а четверо вернулись домой в полном здравии. Одним из вернувшихся был и мой дед.
На войне дед дошел до Польши, где-то под Германией попал в плен, бежал, партизанил. Военные воспоминания всегда волновали деда и он старался держать их в себе. Это было очень заметно: видимо, война оставляет в душе не менее глубокие шрамы, чем на теле. И только уже в очень преклонном возрасте во время празднования Дня Победы он вдруг сам заговорил о своих военных годах. Видимо, прорвало.
ПИОНЕРСКОЕ ДЕТСТВО
У нас очень много родственников. Мы до сих пор поддерживаем нашу связь и наш клан можно считать крепким и сплоченным. Так что мне очень повезло:  я родилась в такой семье, где слова «дружба», «любовь» или «помощь» - не пустые понятия, а основа жизненной философии.
Еще одно мое везение заключалось в том, что я училась в советской школе, и окончила ее, кстати, с отличием. Я сейчас своему сыну рассказываю о том пионерском детстве, которое у меня было, а он говорит: «Жаль, что мы этого лишены!» А ведь он прав, если задуматься! Например, я, благодаря пионерии, увидела мир.
Во Дворце Пионеров, куда мы ходили после школы, был клуб интернациональной дружбы. Мы переписывались с детьми из других стран, а позже даже съездили всей КИД-овской группой в Польшу – туда, где во время войны остановился мой дед. Так что это путешествие для меня было не только перемещением в пространстве, но и во времени – к невидимым, но мощным корням моей семьи.
Вдобавок, пионерия научила меня активности: я была Председателем  Совета Дружины – а это значит, что, практически, вся школа оценила мою энергию, ибо «должность» эта была выборная, а не штатная. Мне безумно нравилась та яркая, наполненная смыслом и счастьем жизнь. Вдобавок ко всему я записалась на секцию дзюдо в старших классах. Поскольку до этого я много занималась балетом, то дзюдо далось мне относительно легко, и через три месяца занятий я даже умудрилась занять третье место на областных соревнованиях.
ПОСЛЕДНЯЯ ЛЮБОВЬ
Дзюдо (а после еще и самбо) остались со мной надолго. Я занималась борьбой в школе, в институте, участвовала в различных соревнованиях, и каждый новый успех меня только окрылял и подстегивал. Конечно, тяжело было совмещать спорт и учебу (особенно в институте), но я все сделала для того, чтобы не запустить ни то, ни другое.  И только новая страсть заставила меня охладеть к борьбе. На последних курсах мединститута я безумно полюбила… хирургию.
Я вступила в хирургический кружок, дежурила в больницах, старалась попасть на ассистенции к практикующим врачам, выступала с научными работами. И вот эта моя последняя любовь до сих пор во мне. Хирургии я ни разу не изменила.
Сразу после института я стала работать в Первой городской больнице, где последовательно прошла интернатуру, ординатуру и аспирантуру. Защитила кандидатскую диссертацию. Мой наставник стремился сделать из меня сильного хирурга и, мне кажется, ему это удалось. Я научилась у него не только секретам профессии, но и умению держать слово, отстаивать собственное мнение и никогда не давать воли эмоциям.
Сейчас я работаю в больнице имени Пирогова. Здесь уже другая эпопея и совсем другая жизнь. Нашему главному врачу Андрею Карпецу удалось сделать медицину светлой и наполнить больничную атмосферу истинно человеческим участием, поддержкой, в общем, теми качествами, на которых я воспитывалась с младых ногтей. В итоге, многие просто просятся лечиться и работать в нашей больнице. Это, поверьте, дорогого стоит!
МИНИ СССР
Больница Пирогова – это такой мини СССР. Заведующий моим отделением – дагестанец, я – казашка, еще у нас есть немцы, украинцы, татары, башкиры и представители других национальностей. Нет только одного. Нет конфликтов на межнациональной почве. Все варятся в одном котле и служат одной Идее - вспомоществованию!
Помню, еще в детстве я спрашивала у мамы: «А почему мы – казахи, а живем не в Казахстане?» А она говорила мне: «Не казахи живут в Казахстане. Это Казахстан живет в них!» Родившись в России, я чувствую свою принадлежность к этой великой стране. При этом наша родовая казахская память бережно хранит древнейшие обычаи и традиции, которым мы следуем и которые соблюдаем.  Наряду с российскими мы отмечаем все наши религиозные и светские праздники. Я даже не делю их, что вот казахский, а вот российский. Они во мне: и одни, и вторые.

ГРАЧЕВСКИЕ ЧЕБУРЕКИ

...Мы были приятно удивлены, когда на обеденном столе появились румяные, еще дымящиеся чебуреки.

- Отведайте наших! - любезно предложила повар Вера Евдокимовна Димитрокова.

С удовольствием отведали. И не знаем, как знатоки кавказских блюд, а мы единодушно оценили блюдо на "пятерку".

Изделия грачевских кондитеров регулярно появляются на прилавках, правдв, небольшого, но фирменного магазина от местной чайной. Торты, пирожное, рулеты, печенье, коржики. Ассортимент и не так уж мал, если учесть, что кондитерского цеха, как такового нет. Это всего-навсего маленькая комната. Вдоль стены - стол, на нем - кастрюля с опарой и тестовым раскатом, жарочный шкаф, скалки, взбивалки, формы. И все. Немудреное кулинарное вооружение. Да и работают здесь всего трое: В. Е. Дмитрокова, Р. Михеева, Л. Вольф.

Организовали цех год с небольшим назад, как говорится, на свой страх и риск. Да и надоело слышать: своя чайная в селе, а за тортами приходится ездить в Бузулук.

Послали Раису Михееву на кулинаные курсы в Домбаровку. Приехала, освоив кондитерские премудрости. Для начала выпекли что легче - сахарное печенье. Отправили в магазин. Раскупили. Попробовали рулеты испечь - одобрили. Дальше - больше. А потом и заказчики пожаловали:

- День рождения, нужны торты!

- Как, девчата, сделаем? - спросила заведующая.

Съездили в Бузулук в горпищекомбинат за пищевыми красками, еще и езе раз перечитали рецептурную инструкцию. Долго колдовали над узорами, над расцветкой. И "первый блин комом не получился". Заказчики остались довольны.

А сейчас, как домашнее торжество, так прямо в чайную. При нас бухгалтер бытового обслуживания А. С. Целогородцева заказывала семь тортов.

Пояснила:

- Свадьба у сына. Родные - в Бузулук поезжай. Зачем? И здесь не хуже сделают...

Заказы на кулинарные изделия принимаются прямо в фирменном магазине. Кстати, ассортимент продаваемых изделий расширяется. Здесь вы можете приобрести колбасу. Правда, пока "колбасная фабрика" при чайной выпускает продукции до 15 килограммов. Но "лиха беда начало". Да и за дело взялись энергичные работницы - Р. Попова, А. Близнецова. Вы любитель пельменей - пожалуйста, всегда в магазине вам предложат мясной фарш.

Приятно, когда вот так на предприятиях общественного питания работают люди инициативные и предприимчивые, когда запросы потребителя становятся их заботами и хлопотами. Так поступают в Грачевке, организовав при чайной выпуск собственной продукции. Кстати, план, например, апреля по ее выпуску и реализации выполнен на 126,8 процента.

Сейчас райсоюз выделил местным кондитерам помещение. Будет при чайной настоящий "вкусный" цех.

Ю. Сердюков, наш корр.

"ЮУ", 26.05.1971

ПО ТУ СТОРОНУ ШЕЛКОВОГО ПУТИ

ФОТО-1

ПО ТУ СТОРОНУ  ШЕЛКОВОГО ПУТИ
Побывал знаменитый оренбургский байер Аркадий АНИСТРАТОВ

Привычка одеваться модно у многих оренбуржцев связана, в первую очередь, с торговым центром ВОСХОД. Именно там щеголей ждут такие известные марки, как UNITED COLORS OF BENETTON, LUISA SPAGNOLI, CALVIN KLEIN или даже BRIONI. Все это столбовое дворянство фешн-индустрии оказалось в Оренбурге, во многом благодаря стараниям Аркадия АНИСТРАТОВА.
Пожалуй, нет ни одного местечка в Европе, где бы ни побывали нога и острый глаз этого знаменитого байера. Умение видеть суть, мыслить стратегически и действовать с размахом превратили старый пыльный «Восход» в модное и притягательное пространство для шоппинга.
Аркадий неутомим. Он как тот полумифический Житков из стихотворения Маршака: сегодня он в Италии, завтра – во Франции, послезавтра - в  Швейцарии. Гражданин Европы, он ищет в Старом Свете не только новые коллекции модных домов, но и покой, комфорт, уют, которыми та просто кишит. Магазины закрыты уже в пять, шум за окнами стихает десятью минутами позже, а через полчаса – все ложатся спать.
Я уже настолько привык к «европейскости» Аркадия, что даже его нечастые возвращения в родной Оренбург стал путать с редкими наездами. И вдруг…
И вдруг Аркадий собрался в Китай. Страну, которую записные еврофилы считают царством контрафакта, басурманства и антисанитарии. Если бы не паталогическая честность Аркадия, которая, не позволяет ему, например, поднимать цены на BRIONI до соответствующих статусу марки, я бы ему просто не поверил. Аркадий и Китай – ну… это все равно, что носки и сандалии: вместе их представить можно, но допустить ТАКОЕ могут только самые бесстрашные умы.
И вот он уехал. А когда вернулся, три дня сидел в своем шикарном доме, не выходя на связь и погулять. Когда же он все-таки вышел, то я его просто не узнал. Аркадий походил на влюбленного отрока, который обрел для себя главную неземную страсть. Да именно это, собственно говоря, с Аркадием и произошло. Китай стал потрясением для этого видавшего гидов человека.
Мы устроились на мягком диване, неспешно потягивая «Колейту» 37-го года. И так же неспешно Аркадий рассказывал и рассказывал мне о том, что поразило его по ту сторону ШЕЛКОВОГО ПУТИ, который в самое ближайшее время начнет жить полнокровной жизнью, меняя расклад сил на планете, взметая экономики Казахстана и России и являя миру пример того, как выглядит олицетворенная воля к единению и добрососедству.

ЧИЖИК-ПЫЖИК, ГДЕ ТЫ БЫЛ?
Когда я собираюсь ехать в какое то неизвестное место, я пытаюсь узнать о нем максимально много,  чтобы  потом не тратить лишнего времени на выяснение каких то элементарных вещей.  Так вот о Гонконге, который был одной из целей моей поездки, такую информацию получить оказалось весьма непросто. Он триедин: есть такой остров, есть город, а есть административный район Гонконг, и все это – совсем не это не одно и то же.
То есть если остров в географическом смысле и есть остров, то город занимает его только частично, остальная же  часть города находится на материковой части, а уже все это объединено в особый административный округ  Китая, который называется Гонконг. Так что  спроси кого-нибудь «Где ты был?», услышь «В Гонконге», а потом еще сто уточняющих вопросов задай, чтобы точно определить, о чем конкретно идет речь.

ТЫ ПОМНИШЬ, КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ?
Все началось с того, что город Гуанчжоу, который расположен в 140-ка километрах от  Гонконга, был единственным городом в Китае, где императоры разрешали торговать со всем миром. Через этот город, как через игольное ушко,  стекалось все, что производится в Китае. А производилось там, как вы понимаете, много всего хорошего: порох, шелк, фарфор и чай, например.
Лет 150 назад в Гуанчжоу появились англичане. Китайский чай им до того понравился, что они стали вывозить его оттуда просто мегаоптовыми партиями. Китайцы оценили спрос и стали просить с англичан серебро.  Англичане на серебро пожадничали и начали таскать опиум из Индии. Китайцам опиум понравился, но казне он ничего не давал, так что разыгрался конфликт интересов.
Началась опиумная война, которая шла несколько лет. В итоге китайцы сдались и отдали Гонконг на 100 лет англичанам в управление. В 1997 году срок аренды истек и Маргарет Тэтчер вернула Китайской народной республике эту территорию. Правда,  с  условием. Пятьдесят лет там ничего нельзя менять: ни политическую систему, ни суды, ни валюту.

В ПОИСКАХ ВОЛЬНОЙ ВОЛИ
Гонконг накрывает сразу. Запахами моря, цветов, а не привычным удушьем мегаполисов. Это странный сплав гигантских зданий и дикой природы с песчаными пляжами. Это просто нереально, такого просто не может быть! Но… там бывает.
И потом. Что приходит первым при слове Китай? Много народу! То есть ты думаешь,  что выйдешь из самолета и попадешь в какое-то месиво: тебя будут как бильярдные шары раскатывать, а ты будешь раздражаться по этому поводу. Но вот этого-то как раз и нет. Китайцы не раздражают! Аб-со-лют-но!
Но самое главное, китайцам не надо ничего доказывать. Они уже ВСЁ построили, а какие еще нужны доказательства,  чтобы доказать, что все круто?!  Когда я потом приехал домой, узнал, что гонконгские валютные биржи перерабатывают почти 300 млрд. долларов в день, а московская биржа еле-еле выдает 20 – 30. О чем тут можно говорить?!
Они, если нужен аэропорт, не рубят деревья, а отсыпают землю в океане. У них даже Диснейленд сделан на отсыпанном острове. Я в Гонконге не видел ни одного электрического провода, который тянулся бы по воздуху. Да я много чего не видел в Гонконге! Пробок, например.

КОГДА ГОРЯТ ОГНЕМ ВИТРИНЫ
Дорогих магазинов в Гонконге намного больше, чем в Европе. Я было даже начал думать, что GUCCI или LOUIS VUITTON там находятся на каждом шагу. Несколько таких магазинов я видел просто огромными, и они очень востребованы там, как выяснилось.
Количество магазинов кажется избыточным, при этом там очень дорогая коммерческая недвижимость -  одна из самых дорогих в мире. Но магазины все равно работают и покупатели там есть! Всемирные бренды расходятся влет, и подавляющее большинство людей одеты со вкусом, безупречно! Я не могу вспомнить ни одного случая, когда бы мне было на кого-то неприятно смотреть или от кого-то плохо пахло.

НОЧЬ ОТДАЕТ СВОИ ПРАВА
В Гонконге есть материковая часть, полуостров Коулун.  Там живет основная часть населения я города.  Это гораздо более демократичная территория, на которой уже не модные магазины, а рынки. Представьте себе  улицу, на которой в несколько кварталов стоят палатки. Таких рынков там  3 или 4.
Например, есть  дамский рынок - ladies market или Gold Fish market – рыбный рынок. Работают они  до полуночи, и вокруг них складывается просто нереальная тусовка.  Брейкдансеры, стрит-фуд, модно одетая молодежь - и все это абсолютно в порядке вещей, карнавал какой то! И вот там, в демократичном этом районе, скажем, как наш Степной, ни с какими проявлениями криминала мне не пришлось столкнуться.
Собственно, я и полицию видел там реально один раз, да и то она с нелегалами разбиралась!

СУДЬБА БАЛУЕТ, НО НЕ ВСЕГДА
Несмотря на обилие в Гонконге действительно богатых людей, я не встретил там засилия показной роскоши. В Москве ее, бросающейся в глаза, тщательно демонстрируемой  гораздо больше.
Думаю, что люди в Гонконге отлично понимают, где они живут, зачем они живут и все делают правильно.  Вот, например, рядом с бухтой находится знаменитый отель  PENINSULA . Он был самым роскошным отелем много лет, начиная с 30-х годов и заканчивая 50-ми, когда его сместили  с первой  полосы.
У этого отеля появились первые в городе ROLLS-ROYCE, зеленые, 37-го года выпуска. Они там и до сих пор стоят, но никакого впечатляющего эффекта не производят.  Стоят и стоят! Дело в том, что среди трущоб  роскошь выглядит демонстративно, а на фоне блестящих, сверкающих, чисто вымытых зданий твой ROLLS-ROYCE   никто и не заметит.

ГЕОМЕТРИЯ ЛОМА В ХРУСТАЛЬНЫХ ПРОСТРАНТСТВАХ
В Гонконге кругом находятся меняльные лавки, меняют там все на все и курс, примерно, везде один и тот же. То же самое и с проживанием. Демократичных отелей там просто нет. Причем отель одной и той же сети, одного и того же уровня, но расположенный на острове, окажется дороже своего материкового собрата.  Просто потому, что остров пафоснее.
Это как Манхеттен: королевство ненужных понтов! Большинство зданий, например, соединены пешеходными переходами на уровне третьего этажа. Ты реально можешь на улицу даже не выходить, ходи себе по бесконечному торговому центру, кушай в бесчисленных ресторанах и радуйся жизни!

В ГЛУХИХ ЛУГАХ ЕГО ОСТАНОВЛЮ
Гонконг просто кишит достопримечательностями. Сидящий Будда на острове Лантау, аллея кинозвезд  с памятником Брюсу Ли и отпечатками рук Джеки Чана, часовая башня.
Там есть известная компания BIGBUS. Это такие автобусы, которые только и делают, что колесят по известным туристическим маршрутам. Ты покупаешь билет на пару дней и наушники. В автобусе есть гнездо, куда можно подключиться и слушать запись гида на русском языке.
С этим билетом и наушниками  можно кататься на автобусе,  ездить на пароме, подниматься на самую высокую точку пика Виктории и даже поплавать на джонке. Это все входит в комплект и стоит совершенно нормальные деньги. Если мне память не изменяет, что-то около 2000 рублей за все.
Потом мне очень понравилось метро. Правда, оно-то, как раз и недешево. Зато прикольно. На каждой станции там стоит автомат для продажи билетов. На дисплее -  интерактивная карта метро. Находишь пункт назначения, который тебе нужен, дотрагиваешься до него пальцем, и  тут же выдается стоимость проезда. Правда, если ты переехал или не доехал, то выйти из метро будет не так-то просто. Так что нужно быть еще и внимательным.

НО НАШИ ЗАПРОСЫ – БЫСТРЕЙ!
Гонконг – уникальное место для шопинга.  Здесь продаются как и очень дорогие оригинальные вещи (причем отсутствие НДС весьма благотворно сказывается на конечной цене), так и массовый продукт – те же айфоны - по совсем уж смешным ценам. А вечером на улицах и вовсе – царство контрафакта. Все «бренды» мира – просто даром!                 
И, кстати, там можно и нужно торговаться. Об этом как-то не говорится, но это так. Мне хватило ста долларов в день на все удовольствия. Абсолютно на все.

ВСЕ ТЕ ЖЕ ЧАШКИ-ЛОЖКИ
Едят тут все: на каждом шагу, с утра и до вечера. Есть пафосные места, но я поклонник простой гастрономии. Поэтому ответственно могу заявить, в Гонконге есть качественная еда по приемлемой цене. Более того, эта еда мгновенна!
Ты заходишь в ресторанчик, оглядываешься, садишься, заказываешь и через 5 минут тебе уже все принесли! И при этом. Еда горячая. Острая. Вкусная. Здоровая (потому что усваивается мгновенно).
В городе полно самой разной еды, неопытный человек может просто растеряться.  Поэтому у меня есть железное правило: когда я приезжаю в незнакомое место, то просто подхожу к портье и спрашиваю, где тут  хороший ресторан?  Не было случая, чтобы хоть раз меня обманули.

НА РУБЛИ ПОМЕНЯЮ БИЛЕТ
Я летел через Актобе и Алма-Ату «Казахстанскими авиалиниями». Получилось  что-то около 9 часов. Мне понравилось. Новые «аирбасы», современное оборудование. А главное, очень спокойные дети. Обычно от детей в самолете просто спасу нет, а здесь – очень много детей и очень тихая тишина! Может, это от того, что взрослые граждане Казахстана в самолете пили коньяк чуть ли не ведрами? Шутка.
А вот аэропорты у соседей оставляют желать лучшего. Черствый круасан за 200 рублей в зоне ожидания, это как? Безумные таксисты на выходе, это почему? Малюсенькие залы на полсамолета, это за что?
Зато все очень добрые. Никаких придирок ни на таможне, ни на паспортном контроле. И, если у нас, например, ты можешь максимум вывезти 10000 долларов, то из Казахстана вези хоть миллион – никто даже бровью не поведет.

ЭКСПАНСИРУЯ ГРАНИЦЫ
После посещения Гонконга я сделал два вывода. Во-первых, мы вряд ли уже кого-нибудь когда-нибудь догоним, а во-вторых, если сравнить с Европой, то она после динамичного Китая напоминает просто дом престарелых.

OKASIA № 5, 2014

РЕСТОРАН «СЕРЕБРЯНАЯ БАШНЯ»

Что у «Газпрома» получается хорошо? Хорошо у него получается, по словам Путина, зачем-то базировать на себе всю экономику страны. Трансформировать газ в политическое давление на братьев-славян он тоже научился неплохо. «Газпром» прекрасно умеет класть на всё глаз и кое-что другое — на остальных.
Вот только рестораны у него почему-то не получаются. По крайней мере, тот, что находится в ростошинской гостинице, - явная неудача. Так что мы с Буськой были весьма и весьма заинтригованы фактом появления в самом сердце газпромовского гетто на Чкалова нового ресторана. Называется он «Серебряная Башня», и уже одно это название может снести башню у любого гурмана.  Знаментая парижская «Tour d Argent», в котором Жан-Поль Бельмондо съел утку под номером 604200, здесь, в Оренбурге? Ну-ну!
Дерзнуть подобным, ко многому обязывающим названием, мог, и в самом деле, только «Газпром». Мы с Буськой тоже решили дерзнуть и, малость повтыкавшись с неудобным проездом к новому ресторану, отправились есть свою утку.
Под номером 1.
Пока Бельмондо нас не опередил. Он же шустрый!



Будь я фешенебельным рестораном, пропагандирующим высокую французскую кухню (а по слухам, «Серебрянная Башня» именно такова), я бы обиделся, если бы меня засунули в такую вот безликую стеклянную коробку. И в самом деле. В этом, по моде безнадежно устаревших 70-х годов прошлого века сооружении, легко можно представить средней руки селсьсовет, автовокзал или пусть даже универмаг. Высокая кухня абсолютно не вяжется в голове с этой затрапезной конструкцией.
Настороженно поднимаемся по красному вымерзшему и цепляющемуся за башмаки пластику. Справа чернеет разверстое чрево подземной стоянки. Чуть поодаль — клиника промышленной медицины. Самое то соседство для высокой кухни.
Особо рекламируемого швейцара на входе не оказалось. Все, что от него осталось — красная фуражка, лежащая у входа. Внутри — протяженный холл, с рекламой магазина картин и подарков. На стенах висят постеры с надоевшими уже видами старого Оренбурга. На каждом постере — ценник. Мои предположения насчет торгового центра начинают укрепляться. В дальней комнате — и вовсе находится киоск с флешками ручной работы и прочим коробейным китчем. Для полноты картины ценники здесь следовало бы налепить на все: на диваны, на зеркала и обои. А что? Понравились тебе, скажем, не постеры, а обои — заплатил, и тебе тут же их аккуратно отодрали от стенки и свернули в рулончик. Из туалета ты можешь вытащить приглянувшийся писсуар, а гардеробе можно устроить выставку-ярмарку норковых шуб по специальным ценам.



Еще больше запутывают ситуацию вот эти вот таблички. Они, пожалуй, единственные здесь не продаются и поэтому выглядят достаточно зловеще. Что еще за порошок? Ведь не о какао же идет речь? И зачем высокой кухне автоматика? И, если сюда нельзя входить, то где вообще искомый ресторан?
На помощь нам приходит девочка-хостесс. Оперативно избавив нас от одежды, она просит следовать за ней и исчезает в непримеченной нами ранее лазейке. Лазейка оказывается достаточно просторным лифтом. Кнопки здесь не только пронумерованы, но еще и подписаны. Кнопка N 1 — «Холл». Кнопка N 2 — «Столовая». Кнопка N 3 — «Ресторан». Что ж, высокая кухня оказалась здесь еще и на географической высоте.
Пока поднимается лифт, перебрасываемся несколькими фразами с нашей провожатой. Столовая, как выяснилось, кормит работников «Газпрома», а в определенные часы — и простых смертных. В столовой есть шведский стол, и она пользуется популярностью. Пользуется ли популярностью ресторан, мы так и не выяснили. Просто не успели. Лифт остановился, и нас сдали с рук на руки подошедшему администратору «Серебряной Башни».


Тут самое время сказать несколько слов об индустрии гостеприимства в «Серебряной Башне». Здесь она есть, представьте себе! Вы думаете, мы с Буськой увидели что-нибудь особенное? Ничего особенного. Но! Все именно так, как и должно быть!
Нас встретили, порекомендовали столик у окошка, спросили, не мешает ли  сатанеющее весенеющее солнце. Под носильные вещи притащили специальный столик, так что на столе ничего лишнего на этот раз не оказалось. Нам внятно ответили на все вопросы о кухне заведения и блюдах этой кухни. Нам, в конце концов, разливали напитки и меняли пепельницы (банальные азы сервиса, которые никак не приживутся в других оренбургских ресторанах). Более того. Мне стоило лишь посмотреть в сторону официантов, как один из них тут же оказывался рядом, готовый выполнить любую мою просьбу. Короче, меня впору было засовывать в холодильник: я чуть не растаял от такого правильного (и должного быть повсюду) сервиса.
И уж совсем добил меня факт наличия в «Серебряной Башне» штатного сомелье —  фигуры, практически, мифической в наших широтах. В вине он, правда, разбирается, мягко говоря, слабовато, но, судя по открытым уже напиткам, которыми был заставлен сервировочный столик, здешние посетители пьют исключительно крепкую попсу. Так что это даже не претензия: начнут ходить в «Серебряную Башню» поклонники хороших вин, и она, наверняка, развернет к ним лицом своего сомелье.


 

Что касается интерьера, то здесь — никаких открытий. Стиль — скорее, деловой, тона, скорее, филармонические, отделка, скорее, безвкусная. Зато здесь есть винная комната, каминный зал и даже что-то вроде библиотеки на входе. Еще меня очень порадовали круглые столы, а также то, что за этими столами может уместиться даже внушительная компания, человек на десять. Это опять же — большой плюс «Серебряной Башне». И, если дизайнер тут поработал спустя рукава, то оформитель потрудился на славу.

 

Заглянув в меню «Серебряной Башни», мы с Буськой убедились в достоверности дошедших до нас слухов. Кухня здесь, и в самом деле, высокофранцузская. Эту кухню в России еще называют «несъедобной», потому что прививают ее несколько насильно, без учета сложившейся гастрономической культуры и вкусовых пристрастий россиян. Как правило, высокой французской кухней наслаждается лишь хозяйка заведения, да несколько ее подруг. Подъехать, знаете ли, на «Бентли» к собственному, знаете ли, французскому ресторану и навернуть дюже модных ныне лангустинчиков по-фельянски. То бишь, высокая французская кухня — это обычная мода, кухня «от кутюр», для повседневного употребления мало пригодная, а потому повсеместно убыточная в России. Именно поэтому всю эту «Францию» принято ныне безбожно мешать с сугубо национальными или иными «топовыми» блюдами, делая на базе высокой кухни эдакий малопонятный, но очевидно компромиссный микс. Как там все сложится в дальнейшем у «Серебряной Башни» - гадать не берусь, но, судя по абсолютно пустому залу, в очередь за высокой французской кухней в Оренбурге никто пока не стоит.

 

Ох, как я хохотал, листая страницы меню «Серебряной Башни». Дело в том, что каждое блюдо имеет здесь свой, местами очень остроумный, комментарий. Оказывается, морковный суп тут варят потому, что морковь нынче в моде (?), а рецепт некоторых блюд нашли в каких-то свитках на каких-то раскопках. Время, потраченное нами с Буськой на изучение меню, не пропало даром и для работников ресторана. Дочитав прайс до точки, мы увидели перед собой явно домашней выпечки разномастные хлеба, кусочки масла (всем рестораторам взять на заметку: это недорого, но правильно!) и маленький гастрономический пустячок. Комплиментик от шеф-повара.

 

Вкусив (точнее, проглотив) комплиментарных щедрот от шеф-повара «Серебряной Башни», мы с Буськой взглянули друг на друга еще более голодными глазами и съели по бутербродику с маслом. Начало гастрономического аттракциона не то, чтобы затягивалось, а просто очень нам не терпелось поскорее окунуться в будоражущую воображение «гастру инкогнито».
Честное слово, я аж подпрыгивал на креслице от нетерпения!

 

Бог его знает! Я ждал какого-то приключения, каких-нибудь устриц, фаршированных фуа-гра на селедочных жабрах. А тут обычная (хорошо просоленная, впрочем), вполне по-русски порезанная селедочка. Правда, яблочки в сливках — это нечто. Сладость яблочных кусочков, в сочетании с успевшими их напитать сливками и соленостью селедки выстраивают великолепный вкусовой ансамбль. Так что хорошая и грамотная селедка, что там ни говори, способна по-настоящему украсить любой, даже самый высокий стол. Это здешний повар верно сообразил!

 

И здесь — ничего сверхъестесственного. Более того, что-то подобное мы ели в уфимском «Портофино», только там вместо жареного сыра и белых грибных шляпок находились более, на мой взгляд, гармоничные ростбиф и ножки подосиновиков. В пояснении к салату в меню было написано, что шеф, отведав его, упал в обморок. Мол, он навеял ему воспоминания о Франции.
Ну, что сказать! Впечатлительный, видно, шеф! Потому что сыр здесь навеивает воспоминания о сыре, зелень — о зелени, грибы — об уфимских подосиновиках, черри — о черри, а все вместе  никак не хочет соединяться в одно единое новое и целое.
Камамбер, кстати, понравился. Интересный вкус!

 

Ну, в наш век возвращения к истокам, к простоте, к каким-то уж совсем забытым, казалось бы, вещам, этот супчик смотрится, как мерседесовская нашлепка на крыле разбитой «копейки». Какой-то он… неуместный, что ли?! Поэтому, чтобы съесть его, необходимо определенное мужество: под него ни водочки выпить, ни о женщинах поболтать: стынет мгновенно и так же быстро теряет вкус.
Да и вкус здесь прямой и магистральный. Шпинат в чистом виде! Это вам не симфония борща или оратория солянки. Это, если позволите, французский шансон. Незамысловатый, но все равно цепляющий. Чем? Нездешней грустью, может быть. Всегда приятно переживать плачущим дядькам, рассказывающим о непонятной тоске в лубочной стране.
Впрочем, суп оказался сытным. Да и яичные фрикадельки супу нисколько не мешали и не противоречили.

 

Поскольку мы с Буськой не чавкали, не кидались в официантов яичными фрикадельками и, в общем-то, исправно все съедали до дна, шеф-повар «Серебряной Башни» проникся к нам симпатией и прислал нам еще один (!) комплимент. На этот раз это был сорбе из трав. Вот это было действительно необычно. Представьте себе укропное мороженое, тонизирующее, ледяное и вкуснейшее.
После густого бескомпромиссного супа — самое то! Жаль, что мало!

  

Сама по себе грудка была, что надо — сочная и мягкая. Хороша была и отварная, а затем чуть припущенная картошечка с грибами, заказанная в качестве дополнительного гарнира. Мы даже оставили свои мелочные придирки, закрыли глаза на то, что роль рыжиков сыграли опята и совсем уж было собрались прислать ответный комплимент повару, хотя бы в виде пустой тарелки — но не вышло. Компот был слишком кислым для этого блюда — утку, скорее, принято сочетать со сладким ягодным вареньем, чем с набивающим оскомину компотом. А овощной мариньер вообще остался для нас тайной, покрытой мраком. По сути своей, мариньер — это всего лишь способ приготовления молюсков и прочих морских обитателей. Почему он вдруг стал овощным, почему овощи из пакетика заморозки, почему в блюде колбаса????? Ответа на эти вопросы у нас не было. Чуда не случилось. Пробило 12 — и карета в очередной раз превратилась-таки в тыкву.
Но самое обидное, что открытки с номером этой утки нам так никто и не дал!

 

Можете меня поздравить! «Серебряная Башня» оказалась первым из оренбургских ресторанов, в котором умеют готовить говядину. Мягкое, нежное, а главное, сочное мясо было поистине великолепным: вот от чего шефу ресторана впору в прострацию впадать. Но! Именно на этом мясе мне вдруг показалось, что «Башня» малость лукавит и фокусничает со своими посетителями. Если очистить съеденные нами с Буськой блюда от всех этих графских титулов, мариньеров и рататуев (заменив их, к примеру, на простонародное «лечо»), то в сухом остатке окажется внятная кухня с адекватным шеф-поваром, которому вся эта Франция нужна, как половнику Эйфелева башня. Что ж, повар здесь, безусловно, умеет готовить мясо, осталось теперь только управляющему рестораном научиться все это правильно продавать.

 

Я, как Венечка Ерофеев, все могу понять. Кроме одного. В чем заключалась работа повара над этим гарниром? Купил, помыл и взвесил? Это, как говорил Промокашка, и я смогу! Абсолютно нетворческая, даже без заправки, эта мелкотравчатая кучка безбожно горчила, но изо всех сил пыталась выглядеть рукотворным шедевром. Мол, в лучших домах Сан-Тропе подают именно так. Пусть так! Вот только в по-настоящему лучших домах к сырой траве обязательно приносят на выбор несколько (!) заправочных соусов, мне же пришлось выпрашивать хотя бы масло.

 

«Серебряная Башня» преподносит этот десерт, как нечто несусветное. Однако, мы-то с вами понимаем, что мороженое жарят, если не повсеместно, то, как минимум, часто. Здешнее мороженое было бы чертовски хорошим, если бы не кляр. Обычно этот кляр деалется из шоколада или печенья, но в «Башне» он был чрезвычайно пресным и скорее, подошел бы к какой-нибудь рыбе, чем к сладким шарикам. Мне понравилась карамельная спиралька, да и кисловатый, насыщенный чуть ли не летним солнцем фруктовый соус тоже был, в принципе, неплохим. Так что дело за малым: осталось изменить рецепт кляра, чтобы в лучшую сторону изменились и ощущения от этого десерта!

 

Известно, что за авторство «Тирамису» бьются человек сорок. Никак, в «Серебряной Башне» трудится сорок первый?! Такого невиданно плотного, чуть ли не бисквитного» варианта этого пирожного я еще не встречал. Но! Поскольку я нашел ключ к воротам «Серебряной Башни», я просто переключился с одной волны на другую. Вместо «Тирамису» я стал есть просто пирожное, даже, скажем, тортика кусок. И тогда все встало на свои места: для тортика этот десерт был очень даже ничего!

Еще был очень хороший кофе, настоящий травяной чай с земляничным вареньем и какая-то анкета, которую нас с Буськой вежливо попросили заполнить. Анкету мы заполнили, чай-кофе выпили и остались, в принципе, очень довольны походом в «Башню», который обошелся нам в 3092 рубля.
Ей бы бросить все эти игры в «высокую кухню», да стать просто «хорошим рестораном». 
Тем более, что место это в Оренбурге вакантно, и «Серебряной Башне» будет там, не в пример, комфортнее.

Глядишь, и в библиотеке на входе будут сидеть многочисленные посетители, ожидая заветного освобождения круглого столика. Ну, а пока суть да дело — скупят все постеры и фатально цыганский китч в ларьке у подножия ресторана.

Вернее, ПРОСТО ХОРОШЕГО ресторана!

РЕСТОРАН "СССР"

И захотелось нам с Буськой чего-то новенького, незнакомого, неоткушанного. И поехали мы туда, не знаю куда. И увидели мы на заборе подзаборную рекламу нового ресторана. И назывался он «СССР». И дрогнуло наше сердце. И нахлынули воспоминания о колбаске за 3,50, о молочных бутылках и кинотеатре «Восток», превращенном черт знает во что. И сказали мы сквозь предательски проступившие слезы: «Да будет так!». И поехали мы назад.
НАЗАД В СССР!

 
на фото: посетителям нужно очень постараться, чтобы разглядеть неброско-казенную вывеску ресторана. СССР в свое время был более заметной территорией.

С советской тематикой в Оренбурге так или иначе уже заигрывали несколько заведений. И всякий раз безуспешно. Это тем более странно, что СССР — колоссальный тренд, абсолютно понятный большинству платежеспособных потребителей. Почему же столь коммерчески выгодная во всех остальных городах тематика оказалась у нас провальной? Мне думается, причина одна. В СССР нужно именно играть, а не заигрывать. Ведь что такое концептуальный ресторан? Это когда кухня, атмосфера и даже униформа официантов объединены и подчинены одной стратегической идее. Если «виртуальная реальность» концептуального ресторана тщательно продумана и реализована, он состоялся. Если же хоть одна из составляющих провисла — суши весла. В случае с Советской империей ничего не нужно ни сушить, ни мучительно придумывать (это вам не «Желтая Субмарина», сменившая хозяина и формат, но так и обреченная на вечное погружение, пока ею не «займутся» заядлые битломаны). Еще живы люди, которые работали и даже форматировали советские рестораны. Тот же Козлов из «Оренбурга» - это же учебник ресторанной истории нашего города. Еще можно найти хрущевки в Оренбурге и даже коммуналки в области, до сих пор пропитанные практически нетронутым духом имперского быта. Пакуй этот дух в новое заведение и делай его востребованным и модным за 20 копеек. Главное, идти до конца. Играть! А не заигрывать!

 

на фото: не согласен с выбором школьной формы для официанток. Понятно, что педофилия для Оренбурга — тема родная и тщательно освоенная, однако, классическая дородная советская матрона, с фартучком на булавке и накрахмаленным кокшником на шиньонной голове, теме советского ресторана гораздо ближе.

Мы с Буськой уже сидели за столиком и ждали пиршества, когда нам позвонила наша подруга Наташа Акимова. «А там хоть прилично?» - спросила она, когда мы пригласили ее присоединиться к нашей компании. Ее вопрос заставил меня задуматься. Что можно сказать об «СССР»? Приличное ли это место? Удалось ли владельцам создать настоящее концептуальное заведение? Комфортно ли здесь? Хочется ли включится в игру и есть ли она тут вообще?

 

на фото: газеты на стенах не хочется почитать, на диванчике не хочется посидеть. Зато хочется как можно скорее миновать эту агрессивную входную зону. «Вы еще у нас в туалете не были!» - горделиво сказала мне администратор.-«Там еще круче». Понятно, что в туалет мне сразу как-то расхотелось.

Два зала. Курящий и некурящий. На окнах тяжелые бархатные портьеры, а-ля переходящее красное знамя и тут же — тонкие столы, современная безликая посуда, откровенно дешевые плафоны и гипсокартонщина в интерьере. Игра не идет, условности обозначены лишь наспех подобранными картинками на стенах и всяким, даже неантикварным хламом на обычных пластиковых подоконниках. Впечатление такое, что владельцы ресторана решили навешать советских гербов на все, что попалось им под руку. Причем делали это в такой спешке, что поневоле смирились с необязательным характером подобранного. «Ретро? Пойдет!» «Есть слово „советский“? Заверните!» „Красного цвета? И побольше!» В итоге ничего друг с другом не сочетается, а напротив: все противоречит друг другу, как противоречит, например, тяжелая портьера безликим «евроремонтским» обоям и дешевым потолочным плинтусам.
Особенно ясно эта необязательность видна в меню, где за забором всяких вымученных названий, типа «Итальянцы в России“ и «Приветы от Кастро», почти не видно главного: чем кормить-то будете?! И вот когда этот вопрос задается, выясняется странная вещь: меню, если очистить его от дурацких заголовков, становится не просто банальным. Оно вовсе из другой оперы. Где варенье к чаю? Где морс? Где квас? Где обещанный СССР? Не под юбкой же официантки-«школьницы» его искать! Осознав это, нам с Буськой стало настолько скучно, что мы бросили разгадывать «креативные» ребусы из меню, а положились на волю этой самой официантки: несите все, что вкусно.
- У нас великолепная кухня! - был ответ. — У нас все вкусно! 

 

Эту козюльку на ставшей враз огромной тарелке мне принесли, как комплимент к коньяку. Тут все неправильно. Несоветский размер комплимента, несочетаемость нанизанного с налитым, да и размер тарелки выпячивает некоторую, хм, саркастичность комплиментатора. Сделайте то же самое в виде тостика, и вы увидите, как заиграет эта задумка!

  
Ну, мохито — это громко сказано. Спрайт со льдом и нарезанной мятой — это, конечно, не мохито. Это просто спрайт со льдом и нарезанной мятой. Где, скажите на милость, абсолютно необходимый для этого напитка лайм, придающий ему тонизирующую кислинку? Ведь в сочетании мяты с лаймом и проявляется истинный вкус и характер этого коктейля. Я уж не говорю о том, что в классическом рецепте и в помине нет спрайта — содовая (или просто газировка) и тростниковый сахар……Впрочем, откуда, да и зачем в СССР знать такие вещи……..

 

Жадноват «ссср-ский» фиделюшка. Прислал от далеко не царских щедрот какую-то недопорцию. Впрочем, фрукты свежие, гнилья нет, пудрочка опять же. Сочетаемость хорошая. Под коньячок самое оно.

 
Салат был хорош. Даже не просто хорош — а безупречен. Свежая рукола, креветки, слайсы пармезана, заправка из бальзамика с оливковым маслом. Классика жанра. Придраться не к чему при всем желании. Кроме, пожалуй, одного — в СССР о существовании такого салата наверняка даже не догадывались……



В несомненные плюсы этого «Цезаря» стоит отнести полную адекватность повара, который его спроектировал. Отлично сбалансированный по ингридиентам (даже курочка была отварена и припущена), он демонстрировал даже не вкус. Характер! Потрясающе вкусно!
 


Подвохи поперли на основных блюдах. К куриной лапше принесли судочек со сметанкой для заправки. Я напрягся, потому что обычно сметана не идет к этому супу. Но, как выяснилось чуть позже, сметанная заправка смогла бы придать ему ХОТЬ КАКОЙ-ТО вкус. Суп, в полном соответствии с идиотским названием, варил реально обдолбанный повар. Взял кубик, развел его в бочке воды: так, что жидкость в неглубокой тарелке оказалась просто безвкусной. Потом набросал туда жесткие куски плохо сваренной курицы и абсолютно галетную лапшу и, без зазрения совести, отправил всю эту хренотень на наш стол. Есть ЭТО было совершенно невозможно, и я посоветовал подошедшей официантке вылить содержимое тарелки повару за воротник. 
Интересна ее реакция. Приклеенная улыбка не сходит с лица, чувствуется, что она меня просто не слышит. Ей абсолютно неинтересны мои ощущения и испорченное настроение. Она, как в советсике времена бездоказательно, убеждена, что у них — самая лучшая кухня в мире! Ага, а также балет, чугун и контрразведка. 
«Это очень вкусный суп», - заявляет она обескураженному мне и уходит. Представляете! Уходит, оставив меня в позе городничего из финальной сцены «Ревизора»: мне ничего не остается другого, кроме как прочувствовать себя идиотом. 
Классическая «советская» ситуация: «не нравится — не ешьте!» 

   
В принципе, можно понять, почему блюдо носит именно такое название. Увидев его, действительно хочется взять берданку и отсрелить того парня с кухни, который это готовит. Мы видели его, когда отъезжали от ресторана. Он сидел на лавочке у входа  и курил. Лицо у повара было грустным. Что странно — судя по тому, сколько лука он положил в и без того скудную горочку риса, ему-то хороший ужин точно обеспечен! В общем, риса нам, в отличие от повара, отведать практически не удалось. А утка, плавающая в компоте из консервированных ананасов, стала очередным подтверждением того, что этот абсолютно случайный в профессии человек не только не любит, но и не умеет готовить.

 

Однажды Буська решила поменять масло в своем «Ситроене». Не абы где. У дилера. Масло там меняли долго и дорого, а через пару часов оно благополучно вытекло на улицу Монтажников на полном ходу. Так вот самым поганым в той истории был звонок какой-то девочки из «Ситроена» пару дней спустя. «Вот, - говорит она, - вы недавно меняли у нас масло. Всем ли вы довольны?» «Нет, - говорю я, - не всем. Вы мне чуть машину не взорвали». «Ай-ай-ай, - без особых эмоций говорит она, - ну, а качество сервиса Вас устроило?» Потом были еще вопросы — например, устроило ли нас время ожидания и стоимость работ. В общем, девочка честно и по списку анкеты задавала вопросы, абсолютно не вникая в ужас происходящего. Потому что ей платят за то, что она задает вопросы. А не за то, что вникает в смысл ответов. И, уж тем более, никто от нее не требует, чтобы эти ответы служили прямым указанием ситроенщикам, где и какие у них там слабые места.
Понятно, что подобное бездушие раздражает. Если вы не хотите или не умеете слышать своих клиентов, не беспокойте их ненужными вопросами. Иначе будет их у вас все меньше и меньше.
Этот дикий случай вспомнился мне, после того, как в «СССР» меня попытались накормить рисом, просто кишащим ЛУКОВЫМИ ОЧИСТКАМИ!



-Вкусно? - спросила меня официантка-школьница, напрочь уже, видимо, позабыв об истории с несъедобным супом.
-А как вы считаете? - я показываю на луковую шелуху — Вот это может понравиться?
Далее официантка поступает точно также, как поступили ситроенщики. Вместо того, чтобы немедленно извиниться и еще более немедленно компенсировать мне испорченное все (настроение, аппетит и день), она на голубом глазу продолжает:
-Ну, а курочка вам понравилась?

И вот тут-то, именно в эту секунду, до меня дошел сакральный смысл названия ресторана. Здешним работникам глубоко безразличны клиенты. Есть ли они, нет ли, нравится ли им, нет ли: их задача — носить идиотскую школьную форму и считать себя первыми в мире. В полном соответствии с советскими идеологией и нравами общепита.

 
Неплохой, в принципе, Тирамиссу не смог, как ни старался, подсластить горечь разочарования от нового ресторана и бездарно потраченных 2421 рублей. Я редко это делаю, но сейчас я просто обязан это сказать.
Не ходите в «СССР»!
Если вы хоть немножко уважаете себя, вам там делать абсолютно нечего. Потому что в этом ресторане вас уж точно никто не ждет и никто не уважит. Ни концепции, ни кухни, ни элементарного представления о сервисе. 
Прошлое безвозвратно…
Не ходите назад.
Назад в «СССР»…