Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

"ЭТО - ДЕЛО ДИРЕКТОРА!"

Когда мы зашли в чайную № 4 Чкаловского треста столовых, то увидели, что все столы были уже заняты, в узких проходах стояли ожидающие своей очереди люди.

Директор чайной тов. Золотухин смущенно разводит руками:
- Что же я могу сделать, да и кухня нас малость подводит...

Заходим на кухню. Помещение очень тесное. Добрая половина занята плитой. Тут же один из поваров разделывает мясо, другой - месит в корыте тесто. А повар комсомолка Люда Андрианова, пренебрегая элементарными правилами гигиены, руками делит на порции жареную рыбу. Здесь нет ни одного парового котла, тестомесилки и посудомоечной машины.

Побывали мы и в служебных помещениях. В маленькой комнатушке ютится кладовая. В беспорядке сложены продукты, с потолка на них капает вода, пол грязный. В раздаточной нет контрольных блюд и контрольных весов. Порции делают "на глазок". При проверке оказалось, что в одних продуктов недоставало по нескольку десятков граммов, а в других были излишки.

Когда мы попробовали продукцию чайной, то убедились, что пища готовится очень невкусно, а меню однообразное.

Такое обслуживание выщывает законное возмущение. Некоторые пытаются написать о непорядках в книгу жалоб и предложений. Но ее не так легко получить. Молодой комбайнер Зиянчуринской МТС Галей Галиев попросил у официантки тов. Долгановой книгу жалоб и предложений. Та осведомилась:
- А что вы хотите написать? Если жалобу, то ведь можно и так все уладить...

За семью печатями книга жалоб и предложений находится и в кафе, находящемся по соседству с чайной. Ее выдают только... с разрешения директора тов. Козлова.

Недостатков же в кафе очень много. Выбор блюд ограничен, обеды часто подают остывшими и пересоленными. Заведующему производством Олейникову "некогда" бороться за качество продукции. У него едва хватает рабочего времени на то, чтобы напиться пьяным. Мы были свидетелями того, как Олейникова в начале рабочего дня заботливо провожали домой проспаться.

- А кем его заменить? - говорит тов. Козлов, - да и в тресте Олейникова защищают...
В чайной и кафе работает много молодежи. Есть здесь и комсомольская организация. Но она не вникает в работу своего производства.

- Что мы можем сделать? - спрашивает нас секретарь комсомольской организации Тамара Телебякина, - да это и не наше дело, есть директор, профком...

"КП", 23.03.1956

ДЕРЖИТЕ ПРОДУКТЫ В ПОРЯДКЕ

При обследовании кофейной Горпо № 1 бригада проверила себестоимость блюд  и нашла, что отпускные цены слишком высоки. Помещение в грязи. Сор подметается прямо под шкафы, а выбирается ли оттуда - неизвестно. Пыль лежит на всем большим слоем. На прилавке, где должны лижать пирожные - пыли и валяются дохлые мухи. Мешок с сахаром лежит на полу открытым, рядом на полу стоит жестяная банка, в ней остатки сахара, а над всем этим рой мух. На шкафу лежат грязные, сладкие листы из-под пирожных, а заведующая жалуется, что мор для мух плохой, оттого и мух много. Помещение, где раньше находился красный уголок, является прямо-таки антисанитарным. Туда можно заходить только с противогазом на лице, иначе задохнешься от близкого соседства с уборной. Необходимо уборную закрыть или же перенести в другое место. При наличии указанных условий, как бы всю кофейную не пришлось закрыть.

В складочном помещении тоже о чистоте не думают, да и продукты стоят не так, как необходимо: капуста раскрытая, целое ведро прокисшего молока, а под лестницей столько всякого сора, что и смотреть страшно. В книге жалоб было указано, что 29 мая официантка Полубоярова сказала посетителю - "жалобу писать бесполезно", жалоба была на подачу по особому вниманию и выбору официанток. Подпись неразборчивая. Ответа администрации на жалобу в книге нет.

Для изжития всех указанных недоточетов бригада предлагает: производить уборку помещения не два раза в неделю, а ежедневно, и как можно тщательнее; все продукты держать в закрытом виде, а сахар, как дефицитный товар держать под замком. Уборную закрыть совершенно. Место для мытья посуды перенести в другое помещение. Восстановить красный уголок. Цены на продукты бригада находит раздутыми и предлагает принять меры к снижению их. Ответы на заявления в книге жалоб писать своевременно и просить посетителей указывать кроме подписи свой точный адрес.

Необходимо увеличить штат официанток за счет штата администрации, в свободные дни администрацию может заменить и официантка, не получая отдельной платы.

Бригада Горсовета и "Оренбургской Коммуны" Попович Голубцов
"Оренбургская Коммуна", 13.06.1930

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ – ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

И нужно сделать все для того, чтобы его ценности стали государственными
Так считает советник по вопросам лояльности и идеологии бизнеса Константин ХАРСКИЙ. Эту мысль он последовательно отстаивает в созданной им концепции «ценностного управления», в написанных книгах с диковинными названиями «Работа, приключения и деньги» или «Управленческое Евангелие от Константина и Александра».
Константин Викторович консультирует компании по вопросам управления приоритетами, лояльностью и благонадежностью. Не так давно он побывал в Оренбурге и познакомил со своей методикой всех, кто пришел на его тренинг, организованной компанией УРАЛЭКСПО, которой отдельное «большое спасибо» за помощь в создании этого материала.



ЦЕНА ЦЕННОСТИ
Ценностями я начал заниматься в 2000-м году. В тот момент я был богат, и мне не нужно было работать для того, чтобы обеспечивать себя. Я решил сделать что-то полезное для общества. Перебрал множество вариантов приложения сил и остановился на ценностях.
Поскольку образование у меня университетское, сначала я взялся за чтение. Я прочитал все, что можно было прочитать на эту тему, и осознал одно. Никто ни шиша не разобрался, что же такое ценности! Я брал книжку, читал несколько страниц и вообще ничего не понимал. Если бы кто-то меня попросил пересказать то, что я вычитал, я не смог бы этого сделать даже под дулом пистолета!
Сплошные цитаты, ссылки на первоисточники, а смысла нет вообще! Нужно говорить просто! Даже о сложных вещах. Я давно это понял и не усложняю жизнь ни себе, ни своим последователям всякими терминами и прочей околонаучной риторикой.  Вот в  таких обстоятельствах и родилась моя собственная концепция. Концепция ценностей.

ЦЕННОСТНАЯ ПТИЕФАБРИКА
Одна из моих самых главных метафор – это метафора о птичке и кучке. Нам всем нужен результат. Это и есть кучка, которая выпадает из птички. Но! Все ищут кучку, в то время как нужно искать птичку! Ко мне на сайт каждый день заходят несколько человек с поисковым запросом «как выполнить план продаж?». Я говорю в таких случаях: «Возьми лягушачью ногу в полнолуние, выйди на большой перекресток, плюнь через левое плечо!»
Мысль у этой метафоры простая. Если ты хочешь получить результат, ты должен печься не о результате, а о том, что этот результат может для тебя может породить. Вот простой житейский пример. Многие девушки очень хотят получить шубу. Что они делают? Ходят вокруг своего мужчины и ноют: «Хочу шубу! Хочу шубу!» Потом «бах!», а мужик куда-то делся.
А нужно всего-навсего подойти к бой-френду и сделать ему массаж воротниковой зоны. Затем идете к шкафу, открываете, а там… А там – шуба вашей мечты. Просто потому, что вы воплотили мечту вашего партнера. Ну, а если шубы там не появилось, меняйте мужика! Бывает! Вот эту идею можно описать очень умно. А можно просто сказать, что есть птичка, а есть кучка.

НЕПРАВИЛЬНЫЕ КНИЖКИ
С ценностями я разбирался долго. Достаточно сказать, что свою книгу я писал десять лет! Она абсолютно бесплатно размещена на сайте и ее уже скачали 27 000 раз. Я случайно узнаю, что некоторые компании начинают внедрять у себя ценностное управление по моей книге, никак со мной не связываясь.
Один большой консалтинговый специалист мне сказал, что я пишу неправильные книжки. Надо обозначить тему, показать важность обозначенной проблемы, рассказать о сложностях, с которыми столкнуться компании, и в конце поставить свой номер телефона. А я в своих книгах ставлю проблему и объясняю, как ее решить.

КРАСНЫЙ HYUNDAI GETZ
Что такое «ценности»? Определения я до сих пор так и не придумал, но зато я знаю две функции, которые ценности выполняют в нашей жизни. Первая функция – это фонарик! Вот почему я заметил что в Оренбурге много красивых девушек? Фонарик у меня такой. Он высвечивает то, что является для меня ценностью. А кто-то другой их не заметил. Потому что у него – другая система ценностей.
Или купили вы красный HYUNDAI GETZ и тут же с удивлением обнаружили, что в городе полно красных HYUNDAI GETZ. Тогда вы срочно избавляетесь от этого автомобиля, и – хоп!- все красные HYUNDAI GETZ куда-то делись. А все потому, что ваше внимание переключилось на что-то иное. Итак, первая функция ценностей – это фонарик, который делает часть мира видимым.
Или, например, ты говоришь сыну: «Закрой дверь на ключ!» И если ты это повторяешь без конца, а он этого не делает, значит - запирание двери на ключ не входит в его систему ценностей. Для тебя это важно, для него – нет! Здесь важно сделать так, чтобы запирание двери на ключ стало частью его системы ценностей. Способы сейчас перечислять не буду!

ЛОШАДЬЮ ХОДИ
Вторая функция ценностей – «Витязь на распутье». Все жизненные пути выбираются человеком в соответствии с его ценностями. Если он хочет прославиться, нужно выбрать дорогу, сопряженную с риском для жизни: только тогда про него станут слагать песни. Если он предпочтет воспитывать внуков, следует рисковать конем.
Вот мне какое-то время назад поступило предложение провести семинар в Оренбурге. Я встал перед выбором: жить по ранее намеченному плану или бросить все, чтобы съездить в Оренбург. В системе моих ценностей – сделать так, чтобы как можно больше людей узнало о моей работе. Поэтому я выбираю Оренбург, оставляя на потом другие задачи.
Кто-то пишет книжки для того, чтобы заказы получить, а я пишу книжки, чтобы люди узнали о ценностях все. И у этой второй функции есть потрясающий, на мой взгляд, вывод. Если мы узнаем систему ценностей другого человека, то предсказать его дальнейшую жизнь не составляет никакого труда. Потому что мы понимаем, какие выборы он будет делать в дальнейшем.

НЕНАСЫТНЫЕ ТИГРЫ
Для каждого сотрудника компании его организация является источником энергии. У нее есть три канала передачи энергии. Первый канал – это еда. Сотрудник ест еду и у него появляются силы для того, чтобы и завтра выйти на работу. Компания, которая работает на этом уровне энергии, называется «цирк». Но не потому что смешно, а потому что тигр прыгнет на тумбу только  голодным.
То есть речь идет об организациях, помешанных на различного рода мотивациях. Такие компании всегда рискуют потерять управляемость, так как тигр хочет большой кусок мяса и полежать, а дрессировщику кажется, что тигр переедает и ничего не делает. Тигр никогда не будет лоялен цирку. Вся его жизнь – это поиски все новых и новых шапито с лучшими условиями. Увы, но 90 процентов компаний в России работают на этом уровне.
Большинство предприятий в стране относятся к своим сотрудникам, как к голодным зверям. Но ведь это неправильно! 21 век! Хватит работать за еду!

ПЕСНЯ ДЛЯ ГОРНИЧНЫХ
Второй канал передачи энергии – это эмоции. Лучше всего, если это – эмоция гордости. Такие компании я называю «театрами». В театре все играют свои роли. И именно за это там получают деньги. Допустим, в отеле мы говорим портье: «Отныне ты не портье. Ты теперь актриса в пьесе «Гостеприимство». И в этой пьесе по роли ты встречаешь гостей».
И мы начинаем репетировать эту роль. И все сразу начинает идти, как надо. Моей целью было, чтобы горничные в этом отеле… пели. Но до пения, к сожалению, дойти не удалось: отель украинский. Тем не менее девчонки теперь там улыбаются так, что некоторые постояльцы в книге отзывов пишут о магии гостиницы. Если тебе улыбнулась Виктория, то день определенно будет удачным! В следующий раз такой гость где остановится, как вы думаете?

СМЫЛОВЫЕ ИНИЦИАЦИИ
Третий уровень энергии – это уровень смысла. Человек работает уже не за еду или деньги, а потому, что видит смысл в своей работе. Такую компанию можно назвать «церковью». Там совсем другая лояльность. Сделайте что-нибудь простым и красивым, и люди к вам потянутся!

РАЗМЕННЫЕ ЦЕННОСТИ
Ценности есть даже у такой крупной организации, как Государство Российское. Только, к сожалению, они представлены не иерархически, а в виде кучи. Представьте себе, что ценности – это монеты в кармане. Мы сунули руку в карман, достали наобум монету – и вот сегодня эта ценность для нас важна. Завтра мы достанем другую монету и объявим ценностью уже её.
У нас нет точного понимания ценностей, поэтому мы находимся в постоянном конфликте между социальными ценностями и социальной ответственностью, между предпринимательством и государственной властью. Все перепутано и никто не может внятно объяснить, какова же система ценностей.
Я считаю, что во главе российских ценностей должен стоять предприниматель. Именно он – герой нашего времени. Ответственный, законопослушный, предприимчивый. Если наше общество придет к тому, что предпринимателя перестанут гнобить, то он самолично всю эту систему ценностей восстановит и настроит. Видимо, это и пугает определенные силы, так что поворот государства к предпринимателю заинтересованным лицом случится еще не скоро!

СКАЗАНО
«Единственная вещь, которая от Бога – это время. Все остальное злой человек может у нас отнять и присвоить. Оставшееся время жизни – это главная человеческая ценность».

СКАЗАНО
«Система ценностей человека меняется в трех случаях. Жуткий жизненный кризис, новое социальное окружение и долгая, унылая работа над собой. То же самое можно сказать и об организациях».

СКАЗАНО
«Как возникает система ценностей в организации? Люди собираются, начинают обсуждать, что важно, и приходят к определенным выводам. И вот эти выводы становятся ценностями, которые потом определяют всю работу организации».

СКАЗАНО
«Если компания преуспевает, значит, у нее все хорошо с ценностями!»

ТЕКСТ: Андрей САБЛИН, 2015

УРОКИ КОСНОЯЗЫЧИЯ

Мой сын притащил из школы бумажку со стихом для разучивания наизусть. Вот он.
ЧЕРЕПАХИНА
Прежде, чем продолжим - небольшая цитата. Из сети. От методиста-филолога из Питера. Вот она:
    "Чтение наизусть - самый важный и самый "правильный" анализ поэтического текста. Художественное чтение наизусть - это именно анализ стихотворения, т.к. это чтение-осмысление и чтение-создание "своей модели" стихотворения.
     Можно понять тех учителей, которые боятся и избегают работать с чтением стихотворения наизусть. У них есть подспудное ощущение тайны художественного слова, которая не дается (пока не дается!) и чувство своей перед детьми ответственности за прикосновение к поэзии".


Получается, что  в Питере учителя боятся ибо чувствуют свою ответственность за прикосновение к поэзии, а в Оренурге они бесстрашно ЗАСТАВЛЯЮТ учить детей ТАКУЮ УЖАСНУЮ АХИНЕЮ, ТАКОЙ ГРАФОМАНСКИЙ БРЕД, что впору вводить эту самую ответственность в уголовном порядке.

И побыстрее.

Пока наших детей не обучили смеху да любви вместо ответственности и умения мыслить.

СТИХ 4. ВЕЛИКАЯ КИТАЙСКАЯ СТЕНА.

Вот она... Камень на камне оставлен... Светает...
Чуткое утро тревожит щербинок комплект.
Кто-то сказал про тебя, что твой адрес в Китае,
будто не знаю я свой неудачный проект.

Будто не я, прокурив за планшетом все ночи,
высчитал, сколько строительных фабрик запрячь,
сколько нанять поваров для поденных рабочих,
сколько гробов приготовить для фаз неудач.

Помню, как ты, осторожно проснувшись, спросила:
"Правда ли то, что во сне мы не делаем зла?"
"Зла? Может быть. Впрочем, это бессильная сила.
Сила - в стене. Все затем, чтоб ты крепче спала!"

"Глупый", - как семя в его возжелавшую пашню,
слово легло, дернув стрункой в моем кадыке.
"Лучше сначала разрушь Вавилонскую башню,
чтоб поболтать о любви на одном языке!"

ПЛЕЩЕЕВ ОБ ОРЕНБУРГЕ 19 ВЕКА

В 19 номере журнала "Русский Вестник" за 1857 год вышла повесть молодого поэта Алексея Плещеева "Отец и дочь". Предыстория ее вкратце такова.

Сосланный за ряд критических статей в уральские солдаты, дворянин Плещеев стараниями оренбургского губернатора Первоского переведен в наш город. За заслуги перед Отечеством Плещеева производят в младший офицерский чин, ему возвращают дворянское звание, но вот жить в столице так и не разрешат.

В Оренбурге Плещеев женится, работает чиновником, дружит с Тарасом Шевченко и подыхает от скуки.

Книга "Отец и дочь" - это, по сути, сатира на оренбургское высшее общество перовского призыва.

Следующая книга писателя "Пашинцев" - тоже об Оренбурге. Вышла в 1859 году в том же журнале. Вышла еле-еле, благодаря мужественным стараниям старика Добролюбова. Книга, к слову, слабенькая, но за нее Плещеев, по его собственному выражению, был предан анафеме в Оренбурге.



Вот, например, какую зарисовку с натуры делает писатель Плещеев в своей книге "Отец и Дочь"

"В нем (в Оренбурге), как и повсюду, можно было найти присутственные места, окрашенные охрой, губернский дом с венецианскими окнами и балконом, клуб, где по субботам играли в карты, а по четвергам танцевали; кафедральный собор с протодиаконом..;две каланчи, откуда обиженные от природы солдаты пожарной команды видели всегда весьма зорко, где не горело.., заведение, куда взъерошенные и небритые чиновники, со спинами, вечно запачканными в белом, каждое первое число являлись менять благородный металл на согревающие жидкости. Словом, все было как и следует в благоустроенном городе..."

Остальное читайте сами у классика. И поражайтесь тому, насколько ничтожно изменились нравы, привычки и стратегии развития оренбургских эшевенов.

КАФЕ «СКАЗКА», г. Сорочинск

Мы с Буськой очень любим перемещаться. Причем, если я все же ратую за хотя бы подобие цели в этих перемещениях, то она готова двигаться просто для того, чтобы в точке А ее не было как можно дольше. Сегодня наши стремления совпали. Доведенный сити-менеджерами новой формации до Вселенского потопа, до тотальной грязевой ванны, до апофеоза ненужности и заброшенности бедный мой Оренбург настолько жалок сейчас, что не то, что на улицу идти, в окно лишний раз выглядывать не хочется.
Поэтому мы похватали детей, прыгнули в грязную нашу, под стать городу, драндульку и рванули в гастрономическое путешествие. Причем, ни отъезжая от дома, ни даже проехав по Самарской трассе более ста километров, мы ничего не знали о конечной точке нашего гастротура. Так что мы, также как и вы, были удивлены, выяснив, что этой точкой будет Сорочинск.



Сорочинск — это центр «сорочинской аномалии» - зоны, где все не так, как должно бы. Тут теплее градусов на шесть. Солнышко шарашит такое, что нам, с приклеенной на весь город тучей, хочется расфасовать его по банкам и — домой! Сорочинск — это вывески о «элитной парфюмерии» на покосившихся духэтажках, рондолевый блеск идеальной постройки торгового центра среди грязного пустыря, окаймленного панельными архитектурными разномастностями.
Сорочинск выглядит так, будто «Соседдушка» сюда уже добралась, а покупатели — еще нет. В большом супермаркете пусто и не по-воскресному скучно. Зато у магазинчиков с названием «Продукты» то и дело хлопают входные двери, и обычные полустертые личности вытаскивают оттуда обычные пивные фаллосы.
Звоню одному из своих сорочинских приятелей. Помнится, лет семь назад мы тут что-то делали для сорочинского «Волгателекома», после чего нас отвезли в какое-то придорожное заведение и как следует там накормили. Но где это место и как оно, хотя бы, называлось, я уже не помню. Так вот приятель этот и посоветовал нам отправиться в «Сказку».
Мне понравился посыл. Понравился, прежде всего, потому, что мы в Сорочинске и так, как бы немножечко в сказке. Так что, ошибочно нырнув для приличия в пару местных непроезжих закоулков, мы из сказки географической попадаем в сказку гастрономическую. В сорочинский гостинично-развлекательный комплекс «Сказка».



Как положено любой уважающей себя сказке, «Сказка» сорочинская встретила нас распутьем из трех дорог. Распутье это оказалось холлом-горницей, из которого если направо пойдешь — в гостиницу уткнешься, чуть левее возьмешь — в сауну окунешься, а уж совсем влево заберешь — попадешь в кафе.



Все для народа! Не жизнь, а сказка! Пока в холле комплекса пустовато, но скоро сюда потянутся сорочинцы,и эти наглухо закрытые двери примут в свои объятия принявших на грудь горожан. Ну что ж, на каждом этапе — свои развлечения. Мы с интересом фиксируем доводчик на двери гостиницы и отсутствие оного на двери сауны (то ли в гостинице бизнес более клиентоориентированный, то ли в сауне он менее прибыльный) и заходим в абсолютно пустой зал кафе с огромным бутафорским деревом в середине.



Дерево в «Сказке» посадили такое пребольшое, что сам себе я показался ученым котом, сорвавшимся с имеющейся в наличии золотой цепи: все в этом кафе происходит вокруг. Ну, а около — незатейливо-детсадовская Баба-Яга на дальней стенке, головы убиенных животных — на ближних, лакированные столики со стульчиками-невпопад, плиточный пол и частокол украинских ширм-плетней. Тут, короче, русский дух, тут славянофильский уголок и все, что выглядело бы у нас относительно диким — в Сорочинске делается необычайно к месту.
Ну, если вам доводилось бывать на утреннике в детском саду, вам, наверняка, знакомо ощущение той условной «взаправдашности», которой пронизано все в сорочинском кафе. Обилие атомной бутафории на какое-то время заставило меня поверить вдруг в странную мысль о том, что и еду здесь принесут из какого-нибудь папье маше.
На дворе — первое апреля, так что можно ожидать всякого!



В квадратном помещении кафе нет ни души. Смотрю на барельеф Бабы-Яги: не твоих ли рук дело? Ее профиль равнодушно-зловещ. Она здесь явно в командировке и — будь ее воля — отправилась бы в сказку с сюжетом покруче. «Сказка» оказывается весьма похожа на сказку о свинопасе: всё вокруг спит и просыпаться не торопится. Ну что ж! Мы с Буськой решаем несколько нарушить сюжет этой сказки и чуть ли не с кухни, чуть ли не за шиворот вытаскиваем под сень бутафорского дуба девицу-красавицу. Официантку.
Нам она, кстати, очень понравилась! Понравилась, прежде всего, тем, что искренне хотела наполнить смыслом наше пребывание в «Сказке» и эти ее изо всех сил старания были видны и глубоко трогательны. Ей ужасно шло смущение, а поскольку смущаться ей пришлось постоянно (половина блюд обширного меню сразу оказались в стоп-листе, а другая половина кончилась уже после того, как мы их заказали; оказалось, что на нас в кафе кончился «натуральный» (свежесваренный) кофе; биточки здесь называются бИточки), ее обаяние с каждой минутой только росло!



«Сказочное» меню заслуживает отдельной номинации в Книге Рекордов Гиннеса. Оно с лихвой заменяет скатерть-самобранку: здесь, кажется, решили описать все имеющиеся на земле блюда. И не беда, что, как я уже говорил, большинство из них находится в стоп-листе: тут, скорее, главенствует олимпийский принцип: главное — описать, а не приготовить!
Вот и присутствуют здесь закуски мясные, закуски рыбные, закуски овощные, закуски горячие и закуски холодные, русские закуски и закуски банкетные, причем, каждый вид закусок — на отдельном листе и включает в себя пять-шесть инкарнаций. То же самое происходит с салатами и всем остальным. Понятно, что упомнить все официантка просто не в состоянии, да, собственно, ей это и не нужно. Она заметно оживляется на тех блюдах, о которых она знает, потому что они здесь есть всегда, и, следуя за ее оживлением, как за волшебным клубком, мы с превеликими трудностями выстраиваем ассортимент «сказочного» ужина.



Повару «Сказки» надо выдать грамоту. Почетную. И тут же забрать назад! Это, конечно, не Карлик Нос, но селедку для закуски выбирать умеет. Но!
Картошка оказалась сыроватой, а лук был явно заготвлен впрок и в силу давней порезки сам испортился характером, и соседям своим раскрыться в полной мере так и не дал.



Перед вами сермяжная правда фруктовых нарезок. Свежие фрукты основного ряда, апельсин — так даже сладкий, и никаких заморочек. Маловато, конечно, для 150 рублей, ну да на Камчатке, говорят, обычный лук и вовсе по 200 рублей — за килограмм. Я ж говорю, что Сорочинск — это центр Аномалии!



Я в весеннем кафе ел осенний салат! И поругать за него повара — язык не поворачивается, и похвалить — особо и не за что. Как и в предыдущем случае, респект за свежие овощи, но в апреле нужно очень постараться, чтобы найти иные.



Борщ в «Сказке», в общем-то, не готовят, а собирают как конструктор — варят универсальные щи-основу и добавляют в них свеклу явно консервированного происхождения. Несмотря на то, что свекла не успевает как следует провариться, уксус из заготовки сохраняет свою термоядерность, ингридиенты не успевает соединиться в один вкус, и щи, по сути, так и остаются щами — это было вкусно. Наваристо, сытно, добротно, густо и просто. Просто хорошо.



Ну, с солеными-то груздочками у меня всегда были хорошие отношения. И у «сказочного» повара с ними тоже, чувствуется, отношения задались. Так что и у нас с этим стряпчим, возможно, могли бы установиться прекрасные отношения, если бы он не бухнул в отличные груздочки свой достопамятный пахучий лучище. Блюдо сразу превратилось в кошмар на улице вязов: а это уже даже не сказка. Это совсем иной культурологический феномен!



Когда официантка поставила на наш столик тарелку с борщом и тарелку с щами, я спросил ее: «А в чем разница между двумя этими блюдами?» - настолько они были похожи.
- В борще нет капусты. — соврала тут же смутившаяся официантка, увидев мою изумленно поднимающуюся бровь.
-Т-то есть, в щах нет свеклы, - поправилась она, окончательно покраснев.
Что ж, сама того не ведая, стеснительная работница сорочинского сервиса, встала на точку зрения тех этимологов, которые считают, что слово «борщ» произошло от слов «щи» и «буряк». Нет в супе с капустой буряка — значит, это щи. Есть — значит, борщ! Святая простота! Хорошо хоть, Похлебкин ее не слышит!
Щи эти оказались в меру банальными, в меру вкусными: абсолютно согласен с коллегой-Буськой по поводу кухни-конструктора. А на таких кухнях ярких удач нечего и ждать!



Вместе с этими «бИточками» (как назвала их вечно ошибающаяся и вечно от этого краснеющая официантка) в кафе появились и другие посетители. Одна группа, сплошь состоящая из бухгалтерского вида женщин, расположилась прямо за нашей плетеной ширмой. До нас доносятся все сокровенные мыслишки сорвавшихся с семейных цепей сорочинок. Впрочем, мне интересно другое. Через десять минут становится абсолютно понятно, что мы для «сказочной» официантки являемся очевидными «любимчиками». Она показательно игнорирует девушек, которые зовут ее к столу чуть ли не хором, зато мчится к нашему столику по первому зову.
Буське вспомнилась реприза про официантку из Иваново, я же понимаю, что мы втроем (на этот раз с нами еще и Степка) просто более выгодные клиенты: десяток девчонок успокоились тремя «Шампанскими» и салатиками по полтосу.
И зря, кстати, не заказали сорочинские девчонки сорочинские биточки. Могучее блюдо традиционной украинской кухни в плодовитых руках «сказочного» повара потеряло свою фирменную диетичность, но зато приобрело роскошь истинного вкуса. И вкуса не только в гастрономическом смысле этого слова. Это вкус к жизни, солнцу, к хорошим новостям и хорошим концам хороших сказок. Это очень позитивное блюдо: я улыбался во весь рот, когда его вкушал!


Ничего хорошего об этом дранике сказать нельзя. Все-таки я люблю их чуть более структуристыми (для этого нужно всего лишь натереть картошку на крупной терке) и чуть более хрустящими, для чего достаточно верно подобрать пропорции картошка-яйцо-мука. Впрочем, ничего плохого о дранике нельзя сказать тоже. Нормальные дранники. Вкусные.



Ну, пельмени, понятно, предназначались Степке. Впрочем, ему они показались чересчур жирными, и он их, чуть поклевав, отдал мне. Так что, сама по себе, эта позиция на нашем столе не имела никакого смысла. Тем более, что фарш на них пошел явно из биточков по-селянски. Трудно сказать, что этим хотел продемонстрировать повар, но ничего, кроме неуважения к нам и собственному ремеслу, ему продемонстрировать не удалось!



Ууууу, ребята…..Ради вот этого неряшливо оформленного блюда с дурацким названием стоит бросить все, прыгнуть за руль и помчаться в Сорочинск. Почти забытый вкус домашней деревенской свинины в сочетании с крохотными, на один укус, вареничками, внутри которых (как им это удалось?) даже прячется начинка из картошки…….Макать эти варенички в подливку и заедать их мягчайшими кусочками мяса — это можно было делать бесконечно, даже когда внушительная порция закончилась, все равно хотелось делать это снова и снова……Фантастически вкусное и абсолютно не банальное блюдо.



Собственно, эти манты не про возврат к традициям, а про то, что биточки по-селянски на этот раз соединились с заранее приготовленным луком и явили собой закономерно проходной результат. По форме это, конечно, манты. По содержанию — шок.

На выходе из кафе, там, где нас встречала развилка из трех путей, группа нетрезвых сорочинцев осаждает закрытую дверь гостиницы. «А девочки?», - спрашивает в домофон назначенный переговорщиком паренек. — «Девочки у вас есть или своих нужно вести?» В гостинице девочек не оказалось, и любители острых ощущений понуро отправляются за своими.
Наше настроение, конечно, не в пример лучше. На улице — весна, за 1624 рубля нас, в принципе, накормили так, что кое-кто с трудом передвигает ноги. Формула «Сказки» проста, как все русское и народное: сварить и накормить. И это свое «сказочное» дело здесь выходит по очкам гораздо более реальным, чем у иных маститых оренбургских заведений.

ЖЖИЗНЬ БЕЗ МОЗГОВ


Лесли зажигает на дискотеках офигенно…

Недавно я прочитал очень смешную книжку. Пожалуй, самую смешную книжку из всего прочтанного мною. Называется она «Новая жизнь без трусов», а авторство принадлежит Алексу Лесли, который из подростковых фантазий попытался сколотить целую философию. Заметьте, не перейти на следующий — взрослый — уровень, а сохранить инфантильный задор пятнадцатилетнего подростка, закрепив его во взрослой жизни, как единственно верную модель поведения.

В соответствии с этой философией, мир заселен самками и самцами. Самки ищут самый сильный ген, а самцы эти гены готовы им отдать. Вот только для того, чтобы самка взяла готового самца за его ген, тому нужно продемонстрировать самке, что он и есть настоящий самец. Методам этой самой демонстрации и посвящена книжка.

Например, самцу необходимо сделать так, чтобы самка отдала ему свои трусики в первые минуты знакомства. Для чего? А просто для того, чтобы самец и сам убедился в том, что он самец, и самка поняла, что ее трусики ушли по назначению. Полагаю, что где-то в Москве стоит огромный ангар, доверху набитый разномастными женскими трусиками. Этот ангар принадлежит Алексу Лесли и, если вдруг кто-нибудь засомневается в его образцовой самцовости, писатель всегда сможет наглядно продемонстрировать обратное.

Впрочем, для сомневающихся уже и в самой книжке есть масса вбросов бесхитростного хвастуна, называющего себя исключительно в третьем лице (что свидетельствует о нежелании отвечать за свои слова и поступки). Вот Лесли сидит с известным политиком. Оба без трусов. Вот Лесли с этим благодарным политиком едут туда, не знаю куда (за границу подростковых фантазий, видимо). Вот Лесли (голым, конечно) выскакивает из шкафа и набрасывается на тут же отдающуюся ему незнакомку. Вот Лесли (снова голышом) произвел фуррор в свинг-клубе, устроив в нем образцово-показательную групповушку, посмотреть на которую собрались все остальные, забыв о том, зачем они, собственно говоря, сюда пришли. Ангар с женскими трусиками обязывает!

Итак, Лесли — образцовый самец. Правда он страдает повышенной внушаемостью (чего стоит только его рассказ о том, как именно он бросил пить и курить) и прогрессирующей нозофобией, но эти милые перверзии лишь оттеняют его исключительность. Чтобы еще больше ее подчеркнуть, он вводит в свою философию термин «муж». Муж — это тоже самец, но у него вместо ангара с трусиками есть жена. Жена использует мужа исключительно для того, чтобы тот содержал ее потомство, а сама в это время ходит по улицам со своими трусиками в руке и разыскивает Лесли, чтобы вручить ему этот предмет леслевского фетиша.

Поскольку Лесли один и настолько крут, что ездит с голыми политиками туда, не может придумать куда, на всех жен с трусиками в руке его не хватит. Он это понимает и поэтому организовывает целую школу, в которой небескорыстно передает свои знания мужьям, которые хотели бы стать самцами. Мужья после этой школы просто обязаны укреплять свой брак. А лучшим укреплением брака, в соответствии с теорией Лесли, является регулярный левак. Чем больше, тем крепче. Почему? Потому что самки не выдерживают конкуренции и все свои силы бросают на удержание просвещенного Леслей мужа. Муж от этого меняется на глазах. Становится успешным, богатым и даже помолодевшим. Его начинают уважать дети, бабушки у подъезда с ним здороваются первыми, а директор выписывает ему давно обещанное повышение.

Я, честное слово, рад, что, наконец-то у всех дрочеров и виртуалов появился свой Лев Толстой. Мне даже нравится та настойчивость, с которой автор будоражит эту аморфную, погрязшую в виртуальности шелупень, пытаясь дать им цель реальную.
Вот только цельность этой цели вызывает у меня некоторые сомнения.

Добиться того, чтобы в кафе женщины платили за тебя — это не цель. Сделать так, чтобы женщины отдавались тебе в первый час знакомства — это не цель. Сознательно влюбить себя в женщину и сознательно разлюбить ее — это не цель. Просто потому, что любая цель созидательна. В данном случае Лесли говорит об обычной натурализации своих сексуальных представлений о мире. Причем, за счет другого человека. А то уже не созидание. Это — деструктивизм. Это — фашизм.

Лесли, впрочем, и сам ощущает некую кособокость выстроенной им философии. Под ней никак не укладывается фундамент, столь необходимый во всех, даже самых примитивных, учениях. Что-то мешает слетевшему с катушек подростку обрести глубину и убедительность нового мессии. Этим чем-то, как ни банально, оказываются мораль, религия и психология, которые противоречат каждой из наскоро придуманных Леслей техник натурализации  дрочеров. Эти штуки многим мешали на протяжении человеческой истории, но отрицание их, увы, не делало счастливее тиранов их отрицавших. Примеров тому — масса, достаточно почитать школьный учебник новой истории.

Читать, по признанию самого писателя, Лесли пытался. Психологов, в частности, да ничего у них не понял. Он поступает, как поступил бы любой второгодник, смотрящий в книгу и видящий фигу. Лесли дает сочных пинков под зад и морали, и религии, и психологии. По мнению Лесли, все эти понятия были придуманы самками для того, чтобы им было проще управлять самцами. А раз так, нечего и заморачиваться на этот счет. Враг намечен (это порабащающие нас самки), а врага нужно уничтожать. Собственным геном. Неслучайно все иллюстрации подобного «уничтожения», приведенные в книжке, показывают акты, мало чем отличающиеся от банального изнасилования, да и сам автор вынужден отметить этот нюанс на страницах Библии Виртуалов. В методичке Лесли много говорится об ответственности, вот только ответственность эта не простирается далее совета надевать презерватив и обливаться мирамистином после вожделенной групповушки. Об ответственности за причиняемый самкам моральный и психологический вред в книжке не сказано ни слова. Самки — враги, Лесли — крутой. Соответственно, самки — враги леслевской крутизны.

Именно поэтому, видимо, леслевские разработки пришлись по вкусу российским политикам. Им тоже присуще одномерное мышление и они очень хотели бы получить в руки технологию, позволяющую им легко, просто и максимально безответственно запикапить собственный народ. Вслед за Лесли они очень хотят верить в то, что народ — враг их крутизны.

Лесли такое внимание, бесспорно, льстит и на подходе уже, наверное, третья книжка Короля Виртуалов.
 
Которая будет называться «Народ без штанов».